du_bel (du_bel) wrote,
du_bel
du_bel

Categories:

Какие времена, такие герои

Всякое время можно кратко охарактеризовать тем, какие профессии популярны в молодежной среде, кем мечтают стать дети.

Спросите детей в песочнице, кем они хотят стать, когда вырастут и вы узнаете об обществе гораздо больше, чем если вы опросите тысячу взрослых на центральной улице.
Потому что взрослые научились врать, причем врать таким образом, что даже они сами этого не замечают – им кажется, что они говорят чистую правду.

Дети впитывают в себя подсознательную подноготную взрослых не по смыслу слов и ментальным построениям, а по эмоциональной составляющей, из всего потока информации и нагромождаемых словестных конструкций отфильтровывая только то, на что реагирует их безошибочный датчик искренности.

И выносят потом это все в чистом виде наружу, сдавая взрослых с потрохами.

В 70-е годы прошлого века, если бы вы опросили такую песочницу, половина малолетних респондентов сказала бы, что будет космонавтами, кто-то назвал бы рабочие профессии типа бульдозериста, комбайнера, можно было услышать врач, инженер, учитель. Ни одного адвоката блять, никаких правозащитников, или блогеров

Когда я вырос и поступил в медуниверситет, а это уже были 80-е, если меня спрашивали, где учусь и кем буду, я немного стеснялся отвечать. Быгыгы, на врача учишься? Ну-ну. Шесть лет учиться? Го-го. Сто рублей на выходе? Ну давай, ммммедик.

Самыми крутыми профессиями тогда были: официант, таксист, валютная проститутка, все остальные этой элитой общества считались бескреативным и несвободным быдлом, тупыми рабами.

В начале девяностых стало модно идти во всякого рода мошенники, наперсточники и разводилы. Шаманы и целители. Художником тоже круто было быть, потому что эта профессия тоже связана с разводом на бабки и чистым наебаловом посредством зрительных иллюзий.
Сектор реальной экономики представляли рэкетиры и коммерсы.

Потом мошенники стали помаленьку переквалифицироватся в адвокаты, коммерсы – в мерчендайзеры хуелизинга, а разводилы – в риэлторы. О, риэлтор! - это слово вызывало легкое щекотание в паху девиц и выделение количества смазки, достаточного для принятия довольно крупного недвижимого имущества.

Стремительно и неизбежно мы цивилизовались. Рэкетиры организовали чопы, шаманы и целители ушли на телевидение, валютные проститутки стали называться правозащитниками.

Реальный сектор стали представлять люди, купившие фотоаппарат и на этом основании именующие себя фотографами, и люди, почитавшие блог навального и считающие себя ниибаца экономистами.

Собственно все это предисловие я развел исключительно потому, что вспомнил один милый эпизод из начала 90-х и захотел сохранить эту историю, пока она не стерлась из памяти.

1993. Я подъехал к гостинице «Турист» поменять баксы на рубли. Там жил Бад Морлок из Калифорнии, он приехал с христианской миссией, попить водки и повербовать русских людей для американских спецслужб. Это я потом узнал, когда на него завели уголовное дело и он сбежал обратно в Америку. А на тот момент я использовал его для обмена валюты, да иногда продавал ему картины антикоммунистического содержания, сделанные специально для него. Меня забавляло, как он прощупывал мои политические взгляды и убеждения, тайные пристрастия и человеческие слабости, пытаясь при этом выглядеть в доску своим рубахой-парнем.

Тогда уже были легальные пункты Hard currency, но он давал более высокую цену.
Если вы думаете, что я про Морлока буду рассказывать - хуй там.
Морлока не оказалось в номере.

Я спустился в обменник. Очередь была небольшая – человека полтора. Прикинув, сколько я потеряю по курсу, я все-таки решил встать. Практически сразу за мной занял молодой борзый хуило в клетчатых штанах, с крутой поясной сумочкой и бегающими глазками. Он стал спрашивать меня, что я меняю и сколько, предлагал более выгодный курс. Я отказал ему немногословно и однозначно.

Когда уже перед окошечком оставался только я и он, мимо нас пронесся коммерс, на ходу просматривая бумаги. Проходя рядом, он выронил на пол увесистый, плотно перетянутый целлофановый пакет, который шлепнулся смачно, с гулким эхом на весь пустой холл гостиницы. Комерс мгновенно скрылся. Я бросил взгляд на оброненное. Это была пачка денег толщиной сантиметров пять. Даже две пачки рядом в одном прозрачном пакете. Видя мое равнодушие, сосед по очереди схватил пакет, покрутил его передо мной.

- Смотри! Хуясебе, кто-то потерял! Ты не видел, кто? Похоже, коммерс какой-то, бабок до хуя! Только никому не говори! Щас отойдем в сторонку, поделим! Хочешь денег?

Прокол хуилы был в том, что он был слишком навязчив и суетлив.

А деньги большие, и на куклу не похоже. Кто ж такую жирную наживку делает? Неопытные какие-то разводилы, зеленые.
Денег, конечно, хотелось.

Обменивая баксы, я лихорадочно соображал, как бы его наебать. Но я не мог разгадать схему их операции, чтобы выработать свою тактику, поэтому тянул время, одновременно прикидывая, смогу ли я его легко вырубить, если чо, и убежать, опять же – если чо.

Закончил обмен, иду к выходу. Хуило танцует вокруг меня, пытаясь убедить, что делить надо идти за угол в сторону бара «Роза Ветров». Но там, я знаю, между рестораном и баром, закрытое пространство, закоулки, в которых наверняка поджидают его сообщники, путь к отступлению будет отрезан.

- Да пойдем на улицу, - предлагаю хуиле не останавливаясь. Он нервничает и семенит за мной
- Подожди! На улице палево!
- Сядем ко мне в машину, - я уже успел оценить астеничное телосложение своего визави, одного удара монтировкой в шею будет достаточно, - поделимся по-пацански и разбежимся.

Уже в дверях хуило неожиданно сменил тему
- Слушай, разбей 100 баксов?
- А тебе зачем?
- С комерсом одним тут разойтись надо, сдачи нет
- У меня по сорок баксов купюры – никак не получается, - неожиданно для самого себя придумал я креативную отмазку, внутренне ржа. Хуило завис, не зная, что сказать еще.

На улице он совсем сдулся. А я осмелел. Въебать ему прямо здесь, схватить пакет и в машину. Я на скайлайне, хуй меня кто догонит.

Не успел я это подумать, как из гостиницы выбежал «комерс», неумело изображающий горе с помощью мимических мышц лица и скорбной фигуры, и прямо к нам. С ним еще двое.
- Пацаны, это вы сейчас возле обменника стояли? Понимаете, у нашего товарища пропала крупная сумма денег. Может потерял, а может украли. Вы ничего не находили?
- Нет, - говорю я и продолжаю идти к машине
- Не, ну, пацаны, вы нас тоже поймите, чисто по человечески…
- Я понимаю
Хуило полез в карман за своим лопатником и стал демонстрировать его содержимое. «Комерс» деловито осмотрел внутренности кошелька хуилы и вернул его хозяину, демонстрируя свою честность и порядочность.
- Да, у тебя наших денег нет. А теперь ты покажи? – это уже ко мне
- С какого хуя? Ты – мент?
- Не, ну чисто по человечески, пойми – пацан шел на сделку, потерял бабки…
- И чо?– мы уже были возле моей машины
- Если у тебя нет его денег, - они уже все вписались в этот цирк, - мы тебе вернем твой кошелек, ты же видел, все по чеснаку
- А ты все его деньги в лицо знаешь? И допустим, я даже поднял его бабки, почему я должен тебе свой кошелек показывать?
- Не, ну чисто по человечески…
- Чисто по человечески – ты идешь по улице, к тебе подходит какая-то неизвестная кодла и требует засветить кошелек. Что ты сделаешь? Наверное на хуй пошлешь? - я быстро сел в машину, заблокировал дверь, завел двигатель, врубил скорость и с отжатым сцеплением готов был дернуть в любой момент прямо по их телам в случае попытки с их стороны перейти к силовым действиям, - допустим, я взял ваши деньги, что дальше?

Судя по их растерянному виду, у них не было информации, взял ли я их пакет и отъезжая, я решил подлить масла в огонь. Я приоткрыл окно и крикнул:

- Это такой целлофановый пакет с синей полоской? Там еще сотенные баксы и десятитысячные рублями? Так он у меня! - и рванул

- Э! Э! Стой, блядь! - Они пытались цепляться за машину, бежали за мной, один кинулся выкорчевывать пику из чугунной оградки.

Йохо! Веселуха!

Объехав вокруг гостиницы притормозил с другого угла. Смотрю – стоят. Разбор полетов. Хуиле тумаков дают все по очереди. Провалил, сука, операцию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →