?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Старый бортжурнал, зарисовки о поездке в Америку в 1994 году.
Много текста, фотки. Извиняюсь за качество, некоторые негативы испорчены водой.

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

24.            

Культурно отдыхаем. Пикник на острове

 

  Галерея наша располагалась в микроскопическом населенном пункте – Steilacoom, это далеко не Сиэтл и даже не Такома. Хотя и до того и до другого – рукой подать.

  В этих краях прибрежная линия напоминает кружева – она вся изрезана заливчиками, протоками, здесь много островов, поросших пышными смешанными лесами, некогда населенные тлингитами, чугачами или как их называли русские – калошами. Или здесь ирокезы обитали? Поебать.

  Места очень живописные. Мы обыкновенно с утра разбредались в разные стороны – кто с этюдником, кто с фотоаппаратом, а кто просто – побродить. Погода большей частью была солнечной, стояла многоцветная яркая осень.

Внизу – залив со станцией парома (ferry), в другую сторону – парк с озерцом и утками, на восток – лес. У причала постоянно торчали рыбаки со спиннингами. Один раз рыбак выудил армейский медальон, двойной такой, как у Рембо, и подарил нам.
 
Photobucket

 

  Газовый никогда не возвращался с пустыми руками. "Тудэй фо контрактс!" – бодрым голосом говорил он по возвращению с утренней прогулки. Это означало, что накидывая этюдики возле каких-то особнячков, он заинтересовал своим шутовским видом их обитателей и те не вызвали полицию, а предложили продать этюд с видом на свит хоум за десять баксов. А еще хозяин кафешки попросил нарисовать карандашный рисунок залива за восемь и пожарные – свою пожарную часть… Итого четыре "контракта" на 30$. Он просто каждый день заряжал всех своим оптимизмом. "Отличные перспективы – скоро открывается ярмарка на фермер-маркет, там можно встать на свободный ряд и торговать этюдами!" …

   Мне кажется, многие проблемы у художником от чрезмерной мнительности. Они непременно мнят себя творцами и никто не хочет признать себя просто ремесленником. Им непременно нужно создавать нетленки, нести людям некую истину. А ничего нести не надо. Истина в этом не нуждается, она сама выбирает себе носитель.

Ремесло идет первым и последним…

Photobucket

 

  Или вот еще глупость – заморачиваются "своим путем". Открыть свой метод, быть ни на кого непохожим, не повторить ничего из того, что было до тебя.

  Да если б мы об этом каждый раз думали, когда в постель с бабой ложились, у нас бы и не встало никогда.

  Живи, твори и не парься, что тебя обличат в эпигонстве – ты эпигон уже только потому, что человек. Ты по-любому будешь похожим на тысячи таких же тварей и в то же время – не похож ни на кого, даже на своих самых однояйцевых близнецов.  Главное в ебле – эрекция и оргазм, а не то, что ты нашел новую позу верхом на оранжевом гуаноко, за пол часа до полета валькирий.

 Твой зритель (читатель, слушатель) – текущая сука, он хочет забеременеть креативом и будет безропотно стоять раком, в то время как кобели всех мастей будут трахать его в очередь. И только один добъется цели – тот, на ком эта сука кончит…

 

   Лоис была строгая хозяйка и бдила, чтобы мы далеко не разъезжались, перекличку устраивала каждый вечер, меня с Паркером в Канаду не пустила – он приехал на своем траке, я взял несколько работ, мы позавтракали по пути в Такоме и уже стояли на погрузку на паром – она догнала нас, отчитала Паркера и меня как детей, пересадила меня в свою машину…

   Однако несмотря на невидимый железный занавес, окружавший нас здесь, надо признать, что программа нашего пребывания в Америке была достаточно разнообразна. Она постоянно возила нас на какие-то встречи, форумы, экскурсии, кормила в американских, мексиканских, китайских, японских ресторанах, мы побывали и на вулкане Рейнир и в Олимпии, Портленде, не говоря уж про галереи, музеи и выставочные залы Сиэтла, мастерские художников-живописцев, гласс-арта, керамистов, эмальеров, резчиков по дереву…

  Ее бывший муж Майкл, с которым она была в разводе, был частым гостем на наших посиделках, помогал ей в ее бизнесе, возил нас в багетную мастерскую и магазин арт-товаров за расходными материалами.

  Как-то утром они зашли в наш номер и объявили: вечером едем на барбекю в гости к Майклу. А дом Майкла располагался на острове, напротив нашего Стилекума, в лесу.

  Днем съездили в супермаркет, набрать мяса, и сопутствующих товаров.

- Мальчики,  надо наверно водки взять? Сколько? Бутылку, две? – спросила она, когда мы проходили алкогольные ряды, и заулыбалалась хитро, пытаясь показать, что она хорошо знает русских и при этом снисходительно и демократично относится к этой их слабости. Типа "да ладно, знаю я вас"

  Коля посмотрел на нас, готовый к синхронному переводу. Сегодня она взяла его, чтобы легче было делать закупки, и поскольку он был  в некотором роде агентом Лоис (по всем признакам тупо поебывал ее), мы не могли при нем обсуждать многие вещи.

  Если бы она знала, что как только в пол восьмого она сваливает из галереи, настаивая, чтобы мы заперлись и никому не открывали, и мы с ангельскими улыбками выполняем ее наказы, а потом, когда ее машина скрывается за поворотом – выскакиваем наружу и несемся сломя голову в "Виски-Водка" за самым дешевым пойлом "три стар", ценою в 3.75 и втариваем его такое количество,  что чеки, вылезающие из кассового аппарата, напоминают годовые отчеты Минобороны США…

- Три! – сказали мы, -  для начала! - и Зуб тут же схватил три двухлитровых пузыря и бухнул их в тележку.

  Улыбка Лоис стала не такой искристой.

- Ну, это наверно многовато будет…

- А на утро? А вдруг кто-нибудь в гости зайдет? Лучше подстраховаться

- На утро? Хм… И кто там зайдет, мы же в лесу будем?

- Ну… русский какой-нибудь… Здесь их так много.

- Нет, не зайдет, - и она оставила одну двухлитровку и добавила бутылку вина.

  Теперь уже наши ебла посмурнели. Это не прошло мимо ее внимания

- У Майкла там еще в баре есть… виски и ликер, - обнадежила она.

  Ладно, вечером перед отправкой отвлечем ее внимание и зашлем гонца в наше сельпо.

 

  1. Он умер! Он весь в крови! Где мой фарш?

 

  Дорога заняла часа три. Небольшая очередь из автомобилей на паром, пересечение проливчика минут сорок и несколько км по сети лесных дорожек, на которых мы немного заблудись – Майк никак не мог найти свой дом, в котором он бывал редко, поскольку жил в съемном кондоминиуме в Такоме.
 
Photobucket

 
Олени и опоссумы вальяжно переходили дорогу, не обращая на нас внимания,  прыгали белки, пели птицы… Стояла теплая мягкая осень.

  Двора как такового нет. Как и забора, даже намека на забор. В лесу можно было только маленькие столбики обнаружить, обозначающие границы владений по углам. Стоит дом в лесу и все. У входа просто травка более-менее стриженая, колода, в колоду воткнут топор Хускварна, два велосипеда спортивных к стенке прислонены. Дверь символическая в смысле противовандальной устойчивости. С обратной стороны вообще не дверь, а раздвижная стеклянная стена. Там – дикий лес и пресное озерцо.

  Мы сразу схватили велосипеды и с удовольствием погоняли по дороге, усыпанной хвоей и осенней листвой.
 
Photobucket

 
Нажарили мяса на веранде, откупорили водку и понеслась…

 

  В гостиной начали за столом, но потом как-то незаметно сплозли на пол, расположив тарелки и бокалы прямо на ковре. Народу было много. Мульт, Сажа, я, Зуб, керамистка Тараторкина, график из Владика Меллер, Майкл, Лоис, американка французского происхождения, она же художница и красавица бальзаковского возраста Дженни.

  Еще пока готовилось мясо, Майкл снял со стены лук и повел нас в лес. Неподалеку от веранды у него висели мишени. Он рассказал, что охотится на оленей, показал боевые стрелы с острыми как бритва наконечниками в виде двух перпендикулярных плоскостями ножей, то есть крестом в сечении.

 Спрашиваем: почему с луком, почему с ружьем не поохотиться? С ружьем, говорит, не интересно.  Не спортивно.

  Мы ему: давай, Майкл! Мы только что видели пару оленей, когда на великах катались! Давай замочим одного сейчас? Нет, говорит, элигал. Еще не сезон, запрещено. А когда сезон? Послезавтра, в лицензии написано. Майкл, ты чего? Два дня – это же хуйня, кто узнает?

  Нельзя! И он достал стрелы для стрельбы по мишеням – с тупыми как пули Макарова наконечниками.  Отошли метров на двадцать, запустили в очередь по стреле. Тетива тугая пиздец, я еле растянул. Никто в мишень не попал, я так вообще даже и в дерево, хотя ствол был метра полтора в диаметре, стрелу проебал. А Мульмультдинов попал, гены, хуле. В дерево в смысле. Вошла сантиметров на десять. Представляю, если б это не плотная древесина была, а тело человека, да наконечники те, боевые. Оружие! Я прямо загорелся такой аппарат себе купить, домой привезти. Только фффырк – и нет человека! А не надо было залупатся!
 
Photobucket

 

  Много чего было в этот незабываемый вечер, да помню обрывками.

 

  …Сажа заявил, что по-русской традиции надо бы подраться. Вышел на середину ковра в гостиной и давай реветь как медведь, противника вызывать. Майкл вызвался, просто из вежливости. А Сажа его как схватит и давай ломать, аж кости захрустели. Еле вырвался Майкл. Наутро потом встать не мог… Отблагодарил, дурак, хозяина за гостеприимство.

  …Тараторкина песни петь начала, кто рядом был – подключился. "Казак лихой – орел степной", "Ой, мороз, мороз", "Зачем вы девушки красивых любите"… Я лежал на ковре рядом с Лоис, и просто подвывал как волчара, без слов, она с меня поугорала, потом попросила перевести, о чем песни.

Пели как раз "Мороз"

 

Oh, frost, frost

not frost me,

not frost me and not frost my hоrse

not frost my ho-о-о-orse!

 

Пытаюсь попасть в песню, иногда получается, Лоис угорает

 

My horse, white-hairstyle,

my horse, white-hairstyle,

I have a wife, she is angry bitch.

But its invective indifferently for me

Because shi is very sexy-y-y-y!

 

Уже и Майкл и Дженни слушают и угорают

 

As I come home at dusk,

So give water to my horse

So give water to my horse

And then fuck my wife not dismounting

not dismounti-i-i-ing

 

    Понравилась песня.

 

…Помню какие-то жаркие споры непонятно о чем, французский прононс Дженни с неизменным эскузимуа вместо экскьюзми, разборки Газового с предъявами ко мне насчет "гарбидж-маркет" и других подъебок в его адрес, до которых он все-таки допер... А сколько недорубил…
 
Photobucket

 
…Жратва кончилась, в заначке еще оставалась водка, хозяева и бабы ушли спать, а мы с Сажей и Мульмультдиновым спустились на нижний этаж, там стояли бильярдный стол и детская двухъярусная кроватка, залезли на стол и стали играть в дурака на баксы и бухать водку из заначки.

…Сажа пошел наверх и приволок откуда-то что-то похожее на колбасу невероятных размеров, разломал ее пополам и давай жрать. И – смутно помню – нам тоже в район рта пихал. "Гут сосидж! В морозилке нашел" Я откусил кусок – не пойму, что за поебень, вроде как сырое мясо замороженное, с кровью. Выплюнул. А Сажа наяривает.

…Когда уже решили разойтись, я поднялся в гостиную, стою, думаю, куда идти? Не помню, чтобы мне показали место, где я спать буду.

  Стал карабкаться по крутой лесенке наверх. Залез.

  Так. Темно, две кровати, на каждой – по горке, укутанной одеялами. Лоис и Дженни? Скорее всего.

   Выебать что ли? Надо же как-то отблагодарить их за вечеринку. А кого?

   Нет, так нельзя, надо сначала идентифицировать тела.

   Стою, качаюсь, сил уже стоять нету.

   Нет, реально – а вдруг там Майкл? Скандал может получиться. Надо спускаться. Подошел к лестнице, посмотрел вниз – не, не смогу. Навернусь и шею сверну.

   В голове шторм.

   Может все-таки безопаснее выебать? Подошел к одной горке, другой – закутались, суки, никак не разобрать. Пробовал по выпуклостям определить – тут хуй проссышь даже, где голова, а где жопа.

   Стоял так полчаса наверно, пока не обессилел вконец. Встал на четвереньки и попятился к лестнице.

   Внизу набрел на комнату со свободной койкой…

 

  …Утром проснулся – все дрыхнут. Пошел на кухню, достал сок из холодильника, льда накидал, сижу, наслаждаюсь.  За окном птички поют. В окно выглянул – олени. Папа с мамой и олененок. Взял яблоко со стола, вышел тихонько, кинул яблоко. Они встрепенулись и неспешно скрылись в чаще.

   Проснулась Лоис. Доброе утро! Гуд монинг! За ней француженка. Бонжур, хуле. Лоис суетится, прибирает, готовит завтрак. Я вызвался помочь. Дала мне помыть фрукты. Нож не может найти, пошла вниз.

  - Ааааа! Ааааа! – прибегает с выпученными глазами, и почему-то шепотом кричит, - он умер! Он умер! Он весь в крови!

   Что такое, бегу за ней. Внизу жуткая картина: на бильярдным столе лежит нож, сукно в пятнах крови, разбросаны карты и куски сырого мяса, пустые бутылки из под водки, на втором ярусе детской кроватки – неподвижное тело Сажи. Рот и руки измазаны кровью. Причем кроватка ему явно мала, ноги руки,  и голова свешиваются снаружи. Картинка из «Вия». По сути в кроватке умещается только его жопа. Вверх, почти упираясь в потолок, торчит живот. Спит.

    Тут, кряхтя и хромая, спускается Майкл

   - Лоис, ты не знаешь, куда делось мясо оленя? В морозилке лежало…

 

 

 

26.             Герой

 

  Ночью в галерее раздался звонок, мы подняли трубу, а там – Леха! Голос замогильный: типа, я в аэропорту Сиэтла, меня не выпускают. Срочно свяжитесь с Лоис, передайте ей.

 Ну, Леха! Дозвонились до Лоис, она сорвалась и вырвала Леху из цепких лап американской бюрократии. Вы все вышли его встречать.

  …На следующий вторник после нашего с ним захода, учитывая мой опыт, он приволок в консульство документы на собственность на какой-то немаленький кооператив. Друзья помогли, свой кооператив "подарили".

  Визу сразу дали, даже не посмотрели, что пять отказов. Он бегом на поезд, в Хабаровск. Садится уже на самолет, наши погранцы доябываются – печать смазанная. Она действительно смазанная малость была. Ладно бы смазанная, но ведь еще перед этим – пять отказов! Подозрительно.

  Не выпустили. Леха опять на поезд, во Владик, в посольство. Поставили еще печать. Снова в Хабаровск….

  Прилетел в Сиэтл. Почему так много печатей? Подозрительно. Кто встречает? А никто уже не встречает. Еле до нас дозвонился, уже чуть назад не отправили.

  И вот он здесь. Герой!

  Напоили водкой, уложили спать.

 

27.             На Рейнир

28.             Американское телевидение. Жириновский на броневике.

 

  Стивен любил кино. У них в этой деревне была видеотека, в которой чего только не было. Стивен очень гордился, что у них есть такая видеотека.

И к нам часто приходил с парой видеокассет – один фильм американский какой-нибудь, а другой обязательно русский.

   Если американский, то обязательно самый, что ни на есть наисвежайший.      Принесет и хвастает: этот фильм еще только месяц как в Голливуде вышел, еще даже в американский прокат не везде  поступил, его даже в лицензионных магазинах еще нет, а у нас уже есть однако...

  Начинаем смотреть.

  Йопто, Стивен! Это наш местный телеканал полгода назад крутил по местному эфиру. Качество, правда, гавенное было, не сравнить с твоим лицензионным.

 

   Принес как-то Стивен «Андрея Рублева». Смотрел-смотрел, смотрел-смотрел… и все время спрашивает: это что, правда? Это что, так и было?

Монголо-татары много убивали русских?

   Да, говорим, были разрушены все крупные города, уничтожена половина населения.

   - Нихуясибе!

   - Вот так колокола отливали?

   - Вот так и отливали.

   - Нихуясибе!

   - И это правда? Глаза выкалывали мастерам? Нихуясибе?

   - Стив, слово «нихуясибе» не употребляется в вопросительном предложении… Ну, это вообще традиция русская такая – художников лишать зрения. Так или иначе. Это и сейчас практикуется.  

 

  

   Мы телек вообще-то не смотрели, но в галерее он был включен всегда.

   Американское телевидение – сплошной праздник жизни.

   Машины, телки, жратва и прочая развлекуха.  Все богато, роскошно, презентабельно, фешенебельно, ебабельно и дрочибельно.

   Запомнился ролик, где мужик крупным планом вроде как на серфинге наяривает, улыбка до ушей, ласковое солнце, лазурное море, брызги, пальмы… потом – хуяк! – все останавливается, камера отъезжает – а он на механической доске дома, перед ним экран со всей этой байдой, антуражем курортным – все зависло на мгновение, мужик берет монетку, кидает в монетоприемник в доске и понеслась! Все по новой. Ну и че-то там пиздят: то ли эти серфинги предлагают, то ли телевизоры, то ли все в комплекте вместе с мужиком.

   Если кто из читателей взрослый человек, то помнит, что в советское время рекламы у нас на ТВ вообще не было, а в перестройку появилась реклама  Лени Голубкова, как он жене сапоги купил.

   Да, это было достижение. Это не каждый мужчина мог себе позволить.

   Антуража в такой рекламе никакого не было, насколько я помню. Белая комната с двумя персонажами, графики, сапоги…

  А тут сидишь и на экране вся эта пицца. И пусть даже и не смотришь – но оно все равно позитивом тебя заряжает в фоновом режиме. Примерно как в советское время новости – здесь завод новый запустили, там детский сад сдали, а вот наши спортсмены взяли очередное золото в олимпиаде…

   Уже оставалось совсем немного времени нам в Америке. Сидим как-то вечером, ближе к концу нашего путешествия,  в галерее, бэдвайзер трескаем, телек как всегда в углу жужжит. Переливается всеми цветами буржуазной жизни.

   И вдруг, что такое? 
   ...Унылые пейзажи, промышленные окраины, чахлая растительность равнины, никогда не знавшей человеческой заботы, изувеченной бессмысленной в своей жестокости к ней деятельностью, исполосованная гусеницами, истыканная какими-то кривыми железобетонными сваями и все это брошено давно и безвозвратно…

   На экране вместо лазурных пляжей – низкое серое небо, вместо золотого песка – грязный мокрый снег, хмурые люди,  закутанные в  тяжелую негнущуюся одежду, шапки, надвинутые на лбы, напряженные взгляды… Демонстрация какая-то… Человек на импровизированной трибуне кричит что-то в толпу, яростно жестикулируя…

   Россия!

   Быстро, сделайте громче!

   Пока искали пульт, успели только расслышать «…возможно в России в ближайшее время к власти придут экстремисты» «…Жириновский набирает большинство…»

   И опять – солнце, пальмы, машины, телки, и этот мужик на серфинге.

   Почему так мало? Э, вы чё?

   Жириновский – президент, это же пиздец всему. (Программа Жирика на тот момент предполагала насильственное возвращение республик СССР в братскую семью, закрытие внешних границ на замок, помытие сапогов в Индийском океане и т.д. Это потом он стал смешным клоуном, а тогда это был страшный клоун, потому как в шаге от верховной власти)

  Что делать? Почему-то первая мысль, что возвращаться нельзя.

  Нет, надо ехать домой. Пока не поздно. Голосовать. Хватит уже хуйней страдать, блевотину эту слащавую по телеку зырить.  Заебало это жирное чмо на серфинге.

  Там родина в опасности.

   Бери шинель, пошли домой.


Photobucket

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
(Deleted comment)
du_bel
Sep. 3rd, 2010 06:23 am (UTC)
у меня был скудный бюджет. Я всего за все время в америке две пленки отснял. Да еще потом через несколько лет у меня в доме пожар случился и пожарники всю мастерскую водой залили. Много негативов погибло старых.
(Deleted comment)
du_bel
Sep. 3rd, 2010 06:59 am (UTC)
я тогда в доме жил. загорелось на крыше от электрокабеля, фактически снаружи. когда пожарники приехали, уже начало прогорать вовнутрь, в мансарду, где у меня как раз и была мастерская с негативами.
дом на видном месте стоял, дым от плит утеплителя столбом валил с самого начала, рядом трасса оживленная - думаю, звонков до хера было, может поэтому и приехали быстро )))
А я спал этажом ниже, пожарники меня и разбудили )))
(Deleted comment)
du_bel
Sep. 3rd, 2010 07:10 am (UTC)
ну так оно же тихо горело, это утро раннее было, часов девять
(Deleted comment)
du_bel
Sep. 3rd, 2010 03:26 pm (UTC)
дык без пленок я вообще с три короба напижжю ))
(Deleted comment)
question1945
Sep. 3rd, 2010 08:52 pm (UTC)
Хорошо написано, добротно.
du_bel
Sep. 3rd, 2010 10:16 pm (UTC)
материал хороший был,
из таких ингредиентов, да не сделать наваристые щи? ))
aga
Feb. 21st, 2012 01:56 pm (UTC)
Очень живой и весёлый дневник вышел.
romanov_vs
Apr. 24th, 2012 07:30 am (UTC)
Леха, исчо!
mdkoltz
Nov. 8th, 2012 07:12 am (UTC)
Класс! Прямо романтика времени когда я приехал в Сиэттл. Спасибо.
( 11 comments — Leave a comment )

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner