du_bel (du_bel) wrote,
du_bel
du_bel

Американский дневник. Часть 3.

Старый бортжурнал, зарисовки о поездке в Америку в 1994 году.
Много текста, фотки. Извиняюсь за качество, некоторые негативы испорчены водой.


Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4


 

  1. Выстрелы в темноте. Идем на помощь!

 

  Как-то засиделись в галерее, блоцкали бэдвайзер до полуночи, пиздели о перспективах русского изобразительного искусства на американском континенте.

  Потом Мульмультдинов, на правах единственного члена СХ, предложил каждому дать оценку своего творчества – как он сам его видит. И началось…

Полчаса про фантастический обструкционизм, пост-апокалиптический реализм, наследие импрессионистов-пуантилистов, русских передвижников-перебежчиков, пленер, хуенер…

  Когда до меня дошла очередь, я уже сильно подзаебался и решил сократить свое выступление:

- Свое амплуа в живописи могу охарактеризовать как "импрессионизм эпохи массовой цветной полиграфии".

- Это как?

- Ну как… вы же знаете, что означает "импрессионизм"

- Впечатление. Художники шли на пленер, вдохновлялись живым цветом и под этим непосредственным впечатлением писали этюды. Потом, в мастерской на основе этих этюдов создавали свои полотна…

- Ну вот. А я беру в магазине фотоальбомы с цветными картинками, приношу в мастерскую, вдохновляюсь замечательной цветопередачей и хуячу с них свои полотна.

- Это не то. Так не делается, - пробурчал Саша, краснея…

 

  Потом предложили стихи читать, свои… Но это отдельная тема – поэзия и проза свободного уличного художника Сажи Газового и члена СХ Мульмультдинова…

  Вдруг, уже около часа ночи на улице раздался выстрел. До нас отчетливо донеслись ругань и стоны. Потом еще выстрел. И еще. А потом тишина.

  Зуб говорит, надо бы выйти, поглядеть, может чо надо?

  Мы ему: сиди, дурак, не высовывайся. Ничо не надо.Ты видишь, что бы хоть кто-нибудь хотя бы окно приоткрыл?

  Нет, говорит, надо выйти. Широкая русская душа!

  И вышел. У нас такая площадка была перед галереей, она освещалась хорошо, а вокруг – кусты, газоны, деревья – там темень, глаз выколи. Вот он на эту площадку встал, на самое простреливаемое место, щурится от прожекторов и вопрошает в кусты: что случилось? а не могу ли я вам чем помочь?

  Мы ему орем из приоткрытой двери, съябывай на хуй, как бы тебе самому помощь не понадобилась!

  Он еще постоял немного, послушал тишину и вернулся. Мы выключили свет и сидим как мыши.

  Минут через десять подъезжает полицейская машина. Выходят копы, и идут сразу к стеклянной стене галереи, светят внутрь фонариками. (Кто-то видимо уже заложил, что после выстрелов именно здесь движуха была. Законопослушание – великая американская добродетель) А мы уже за диванами лежим, не шевелимся. А Зуб в кресле притворился спящим, не успел за диван прыгнуть. Коп на него посветил и машет рукой, мол, выходи, пообщаемся. И он, вместо того, чтобы, продолжать "спать", встал и пошел к выходу. Приоткрыл дверь, а они его выволокли и давай допрашивать, к стенке ставить. Делать нечего, я тоже пошел. И Саша.

  Выходим, они давай на нас пистолеты направлять, орать "руки на стенку, ноги раздвинуть" и т.д. Я молдаванина включил, моя твоя не понимай типа, чтобы лишних вопросов не задавали и съебали побыстрей. Твердим все как бараны: "Ви а рашенз, ноу андерстенд" Только зря, еще хуже так. Смотрю, копы нервные, пистолеты настоящие, с предохранителей сняли, сами ссут, того и гляди со страху спусковой крючок дернут. Стоим, они нас обыскивают, шоркая по спинам своими мягкими жирными пузами, я посмотрел на щуплого длинного Зуба с одной стороны и медведа-Газового с другой, как они стоят на раскоряку руки-на-стенку, таких несуразных в этой почти голливудской сцене и меня по ржачке прибивать начало.

  Стою, давлюсь, думаю: вот щас не выдержу, заржу резко, а они на рефлексе меня пристрелят. И от этой нелепой картинки и ясно представленных некрологов в "Молодом дальневосточнике" еще больше прет. "Он убит при попытке заржать". " Русский художник умер от смеха в Америке" "Американская демократия: свобода слова и свобода смеха"…

 

  Спросили документы.

  Я со дня на день ждал знакомого из Канады, он еще в Хабаре закупил у меня партию работ, успешно продал их и я планировал с ним сгонять в Викторию-Ванкувер. И поэтому у меня паспорт всегда при себе был, а паспорта этих чудиков Лоис в сейфе закрыла. А нет паспорта – нет человека.

  Вижу, копы нас склоняют в машину сесть, в участок ехать, выяснять кто такие. Достал я свой паспорт, они его глянули, визу проверили. Отпустили всех.

   Тогда уже, когда они по-хорошему себя повели, мы сказали, что слышали выстрелы, кто-то кричал и т.д.

  Напоследок они сказали: зачем нам то открыли? Имели право не открывать.

 

  1. Поматериться по-русски. Жалкие люди

 

 

  1. Стивен. Как будет по-американски «говно»?

 

  Со Стивеном я познакомился на улице. Мы были на очередной закупке продовольствия в ближайшем супермаркете, я вышел покурить и позырить на телок. Там такая шла! Глаза – во! Жопа – во! Самых распухлявых русских бабищ две надо, чтоб одну такую заменить.

   Вдруг подъезжает старый форд и в двух шагах от меня паркуется. Здоровенный такой, полностью соответствующий моим детским представлениям о настоящей американской мечте. Выходит здоровяк рыжеволосый в сапогах кожаных.

   На хохла похож (в моем представлении о гарном украинском хлопце)

   Я похлопал тачку по капоту.

- Сильная машина, - говорю, - настоящая Америка! Не то, что это японское малогабаритное дерьмо.

   Он прямо засиял.

- Да! - говорит, - я люблю старые американские машины.

- Я тоже. И не важно, что много бензина жрет.

- Не часто в наше время встретишь настоящего патриота

- Это модель конец 60-х – начало 70-х?

- Точно. Она досталась мне от отца.

- Ты похож на русского.

- Мой дедушка из Сибири. А по матери я украинец

Photobucket

 

  Стивен стал постоянным гостем галереи, особенно вечером, после ее закрытия. Он знал несколько слов и фраз по-русски и по-украински, и с удовольствием пополнял свой запас. Угощал нас марихуаной. По жизни был полным распиздяем, нигде не работал. Играл в какой-то местной банде, на губной гармошке и гитаре.

  На день благодарения пригласил нас к себе: я про вас рассказывал родителям, они будут рады вас видеть, приходите. У нас хороший большой дом, мама вкусно готовит.

 

  Мама Стивена была тихая женщина с глазами, полными покорности, терпения и всеобъемлющей материнской любви. Она накрыла сначала чайный столик в гостиной, вынесла свое домашнее печенье и не успокоилась, пока все гости не откушали хотя бы немного, так с подносом и ходила. Но по правде было вкусно, и уговаривать нас особенно не пришлось

  Потом, пока готовилась индейка, показывала свои поделки – она собирала разные коряги, чистила их, кое-что удаляла и получались фигурки животных, людей, сказочных персонажей… Когда я стал разглядывать их с интересом, она подошла и завела разговор о сыне, вполголоса, чтобы никто не слышал. Почему он такой непутевый? Что мне с ним делать? Посоветуйте мне как доктор. Учится не пошел никуда, бренчит себе на гитаре, марихуану курит, думает, что я не знаю. Может ему жениться? Повлияйте хоть вы на него, скажите ему что-нибудь, он ходит к вам, я вижу, что ему с вами интересно….

  Я смотрел в ее печальные глаза и у меня было ощущение, что я в России, а она говорит по-русски. Просто дежавю какое-то
Photobucket

 

  Как-то сидим в галерее, Стивен, Газовый, Зуб и я. Стивен в какую-то русскую поговорку пытался въехать, мы с Зубом ему в меру возможностей пытались растолковать. Туго дело шло, у нас словарный запас небольшой, по ходу тоже сами у него учимся, то и дело спрашиваем, какие слова в каких ситуациях принято применять. Заодно обмениваемся информацией о жизни в Америке и России, политике…

  Тут Газовый решил что-то про думу нашу сказать и ему потребовалось  выяснить как по-американски "говно" будет. То есть он просто хотел сказать "наша Дума – говно". И уже сказал почти всю фразу "Парламент Рашиа Дума…" И тут у него загвоздка вышла, как "говно" по-американски? Это мы позже поняли, чего он хочет, а вначале было так:

 - Стивен, плиз, гив ми… эээ… шоу ми… нет…

  Он засунул правую руку глубоко в брюки, пожамкал там пятерней, потом вытащил, понюхал, сморщился, протянул ладонь к лицу Стива

-  Вот из ит?

-  Нье понимай…

- Смотри: я иду (показывает как идет) иду… иду… в реструм! Тоулет.  Понимайт?

- Да.

- Я сажусь… (показывает) на… как толчек будет? Парни, ну помогайте!

- Ты по-русски нам объясни, чего ты хочешь, может мы тебе и поможем

- Смотри, Стив, я сел… Штаны снял (показывает, как будто снимает штаны) Вот, сел

- Да, сел. WC. Понимайт.

  Газовый провел рукой сзади и опять поднес ладонь. Вот из ит?

- Жопа?

- Да нет!

- Тоилет пэйпе?

- Стив. Смотри, - Газовый стал тужится, кряхтеть, лицо его побагровело, - Прррррр! Трррр! Кррррхххх! Фьюить-чпок!, - потом развернулся и на месте предполагаемого падения этого "чпок" поскреб пол, как бы что-то поднимая с него, поднес к лицу Стива пригорышню, - Вот из ит?

- Аааа! Гавно?

  Мы с Зубом уже по полу катаемся

- Йес! Йес! Американ гавно! Вот из ит?

 

  1. Американская военная база. Где тут у вас ядреная бомба?

 

  Рядом с галереей располагался магазинчик крепкого алкоголя. Таких точек в округе было немного, чувствовалась забота американского правительства о здоровье нации. И работал он часов до восьми всего, кажется. Опоздал на минуту – все, пиздец. Даже если хозяева еще там, не откроют и не продадут ни за какие коврижки. Закон.

  Я много раз видел как подходили какие-то нигеры или обыкновенные американцы и увидев табличку "клоузет" безропотно отправлялись восвояси.

  А мы живем в этом "клоузет", нам похуй! И нам открывали даже через полчаса после закрытия. Водку и вискарь мы брали самые дешевые, но много. И по несколько раз на дню. К нам стягивались любители крепких напитков со всей округи…

 

  Зачастил как-то побаловаться водочкой один военный летчик. Он был хоть и не очень старый, но уже на пенсии, как это бывает у летчиков. Преподавал на базе что-то. Рассказывал, как воевал в разных горячих точках мира, о случаях боевых контактов с русскими в воздушном пространстве этих горячек точек и т.д. Хвалил русских. Сетовал, что распался СССР, потому что считал, что в военном противостоянии СССР-США был двигатель прогресса, стимул развития авиации, космоса и много чего еще. А мы его успокаивали: не ссы, русские не сдаются, будет вам еще противостояние, наливай. Много душевных минут мы с ним провели. И он решил нам экскурсию на свою базу организовать...

 

  Заходим в казарменную комнату отдыха. Посередине бильярдный стол, человек пять личного состава. Джек говорит: вот привел русских гаев, на экскурсию. А те смотрят на нас с тупым интересом, настороженно.

  Пауза какая-то неловкая.

  Я говорю по-русски:

- Хуле там хитрить, скажу прямо: мы по заданию КГБ, покажите, где у вас тут ядерная бомба? Все равно узнаем, но если сами покажете, жертв будет меньше.

  С нами Коля был – переводчик, пять лет на китобое работал в Ситке, потом к Лоис прибился – перевел.

  Все сразу оживились, стали нас по плечам хлопать и наперебой предлагать свои услуги.

  На столе лежала каска, кто-то из наших спросил, можно ли примерить.       Одеваем друг другу по очереди, кто-то предложил въебать кулаком по кумполу.

- И что, неужели прочная?

  Въебали. Не раскололась.

- Дай я одену! А ну ка, ебни мне!

- Дай я!

- Дай я!

- Эх, кирпичом бы, хуле кулак…

- Такое ощущение, что из папье-маше.

- Пробка?

- И Калашников не пробьет?

- Да неужели?

- Хуйня, не верю.

- В такой каске только ебаться

- Ага, чтобы об подушку голову не разбить во время оргазма.

  Коля переводит. Американцы угорают.

 

  1.  Красота!

 

Сходили в магазинчик с армейской амуницией и всякими причиндалами.

Потом в музей: несколько образцов авиации на специальной площадке. Старый B-52, военно-транспортный С-130 "Геркулес", истребители…

Даже гид выискался. Залезли всей толпой в грузовой "Боинг"
Photobucket

 

 

    Вот же, какие мы и похожие и разные. Вроде земляне все, и мотивация куда проще, у всех одна: пожрать, поспать, детей родить… – а какие ходы у всех разные.

    У русских из методов на первом месте – красота. Россиянин  тоже о выгоде думает, но если действие ведет к выгоде, но не интересно, скучно – ему совершать его впадлу. Если же его поступок наверняка вызовет у окружающих эмоцию, заставит ахнуть (читай "ахуеть") окружающих – он его сделает, даже если это опасно для здоровья и жизни, ведет к убытку и разорению. Это называется «красиво».

   Ради «красиво» ничего не жаль.

   Как бы это «красиво» не выглядело.

   На миру и смерть красна.

   Русские умирают – поют, едят – поют, и даже спят – мычат. И работают, не иначе как с песней, а если не дать с песней, то будут работать через жопу, в чем тоже, в общем, есть своя красота и поэзия.

   Для того чтобы судить о преимуществах и недостатках того или иного менталитета, нужно дать ему полное господство в мире. В условиях же борьбы цивилизаций это наше российское качество не работает на благо общества, оно как партизан в подполье – способно только на диверсии. Из благородного борца за мир оно вырождается в террориста.

    И пока мир стоит на иных ценностях, такой образ мысли – не стандарт. И «красиво» становится бракованной деталью...

 

     Гид все рассказывал чего-то с важным видом, сколько и куда боевых вылетов совершил этот С-130 (или это был Боинг?), тыкал указочкой то на кресло пилота, то на приборную доску… а я думал, что я это все где-то уже слышал и видел, и памятники самолетам и монументы танкам, только там, где я это уже видел, экскурсии уже не проводят, и если б это было в той стране, где я это уже видел, то как раз вот здесь, где он по табло указкой водит, лежала бы добрая куча говна.

  Красиво бы так лежала.

  А на обратном пути мы с Мульмультдиновым таки уличили момент и написали на внутренней обшивке этого Боинга  красивое слово "хуй"

 

«Лучше добиться выгоды, чем славы. Погоня за славой не всегда приносит успех, в погоне за выгодой никогда не прогадаешь»

Китайская пословица

 


 

 

Окончание. Часть 4

Tags: Сиэтл, Такома, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments