?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дыба

1. Пьяные стихи.
2. Улица Куйбышева.
3. Ё

4. Свежий Ветер
5 Шлюхи
6. Акела промахнулся
7. Никого не жалко, никого

Никого не жалко, никого

Оксана потом прибилась. Я заказал по телефону блядей, но было поздно и привезли только двух. Одна худая длинная швабра с вымученной улыбкой, другая – Оксана, огромная тетка с лошадиными ляхами, жопой-аэродромом, животиком и увесистыми сиськами. На таком теле ее маленькое веснушчатое личико со вздернутым носиком и глуповатой но искренней улыбкой смотрелось немного неестественно.

Ну, я Оксану взял на всю ночь. И попросил мамку утром не приезжать, а то у них привычка будить в полседьмого. Получит свои деньги вечером, не умрет.

Пошли с Оксаной в супермаркет, так как дома у меня ничего не было. Она была в таком голубом типа офисном костюмчике с отворотами, из сельпо, а сверху не помню. Пальто вроде. Улыбалась всю дорогу. Так ей нравилось со мной под ручку идти и продукты в тележку складывать. Хоть и выше меня на полголовы. А в диаметре так два меня наверно. Прям перло ее от счастья. Такая разговорчивая, так хотела обо мне все узнать и о себе рассказывала.
Говорила, что только две недели как работает в этой фирме по оказанию сексуальных услуг. Сама с Красной Речки, это совхоз такой под Хабаровском. На осень со своим парнем пожениться запланировали, а денег на свадьбу нет. Ну, парень ее не может заработать, так она сама решила, вот сюда и устроилась. Золото, а не баба.

Собрали стол, разлили водку по рюмкам. Чуть только по одной хряпнули, она уже – давай говорит, делом займемся, чего тянуть?
Уж какая энтузиастка оказалась – другая шлюха сачковать будет до последнего, покурим давай, там, выпьем еще, поговорим… А эта – хуяк! – и уже ебемся. И так, и сяк, и бочком, и раком давай, я раком шибко люблю! И какой у тебя хуй красивый, так и сосала бы не вынимая. А ты чистый? Ну как понимать, ну ты чистый? Я проверялась вчера, я чистая. Давай без гандона? Ну не хочешь, как хочешь. А давай я тебе телефон оставлю? Я тебе просто так давать буду. Хочешь, я к тебе приеду, полы мыть, кушать варить?

Вот же, блядь, повезло мужику – такая жена будет!

Уже когда разу по пятому пошло, поднабрался я. Бутылки полторы водки наверно уговорил понемногу. Утром или днем пошел за добавкой.

Ё зашел как-то еще в те дни. Может позже, а может месяцем раньше. Принес пива.
- Слышал? Ирку андрюхину христиане заманили. Бля, это пиздец. Ей говоришь: ты че творишь, лань, ты почему ребенка не кормишь? А она – Бог накормит. Ходит как зомби. В секту в эту, песни поют они там или че. А бухать бросила… Да лучше бы бухала, раньше хоть иногда человеком была, хоть че то соображала. Живая была. А теперь как труп ходячий… Слава Богу, что я неверующий.

- А не перейти ли нам логически на водочку?

У Ё распух ребенок. А у жены начали гнить ноги. Я говорю – ты чем кормишь ее? Картошкой. У нас картошки много. А еще чем? Ну, Леха, ты же знаешь, я работу не могу найти, помоги мне? Вот уже три месяца – только картошкой. Сын еще сиську сосет, он все время хочет жрать. Жена плачет, из сисек уже кровь течет.
Дурак ты, Ё. Я же тебе давал деньги на прошлой неделе, сказал – купи мяса жене.
Лех, ну ты же знаешь, я проиграл. Я ничего не могу с собой поделать, когда деньги появляются, иду в казино.

Ладно, пошли.

Сходил с ним на Большую, накупил мяса, овощей, фруктов. Поливитаминов в аптеке.
Принесли все это в бараки.
Чистая убранная комната. Жена Ё – картинная русская красавица, кроткая и немногословная. На столе учебники. Учится на юриста. Предложила картофельный супчик. Скатерки, салфеточки…

На столе стоит моя иконка, спизженная у меня на днях неизвестно кем.
Ё, а ты что, это ты что ли иконку у меня спиздил? Ё не знает, что ответить. Берет иконку, возвращает мне.

Здесь все воры.

Я выхожу в коридор барака. Там дальше – квартира Грязева Лехи. Он автомеханик. Но сейчас пьет. У него жена и мальчик лет 12. Жена непонятно чем занимается, ворует по ходу. Постоянный доход имеет только теща, у нее пенсия. Она старенькая, но живенькая старушка.

Направо – квартира Марии. Я видел как она росла. Как в школу ходила. Такая симпатичная девочка была. Каждый раз, проходя мимо моего дома, дразнила Дыбу. Один раз Дыба оторвалась и покусала ее жестоко. Я переживал сильно, возил ее в больницу, денег им давал. Все обошлось, у нее только тоненький шрамик остался на голени. Мария живет с мамой. Она всю жизнь проработала кондуктором в трамвае, и сейчас еще работает, хоть и в пенсионном возрасте. Один раз заказал проституток, и привезли Марию. Я не стал ее покупать.

Еще дальше – квартира Мерседеса. Он тоже с мамой живет.

Барак деревянный. Электрощитовая на втором этаже возле деревянной лестницы, вся раздолбанная, крышка оторвана, оголенные, скрученные как попало, провода торчат наружу. Если закоротит – полыхнет так, что мама не горюй.

Или электролитом плеснуть туда. Тогда точно коротнет.

…Так вот, пошел за водкой на Большую, это когда с Оксаной.

На переходе - ДТП, две машины стоят полуразвернутые. Я еще издалека услышал какой-то странный, ритмичный звук «И-и-ииих, кх,кх,кх, и-и-ииих, кх,кх,кх» Вроде как крутилось колесо и периодически задевало лист металла. Подхожу ближе.

На длинной перекладине бокового зеркала грузовичка Айс Лайт висит Мерседес.
Удар пришелся по шее и видимо перебил сочленение между атлантом и эпистрофеем, потому что он висел как бы на подбородке, а шея была такая длинная, я такой шеи у людей не видел… Тело подергивалось, суча в районе паха безвольными руками, как если бы инсультник хотел ссать и не мог расстегнуть ширинку, стеклянные глаза смотрели на меня, но как бы сквозь.

- Андрюха, ты? – зачем-то спросил я у него. Язык еле ворочался. Я был сильно пьян.

- И-и-ииих, кх,кх,кх, и-и-ииих, кх,кх,кх, - я наконец понял, откуда доносился этот звук.

Дыхание Чейн-Стокса. Травма несовместимая с жизнью. Водитель грузовичка стоял рядом белый. Баба кричала, что его надо снять, а другой водитель говорил, что не надо до приезда скорой.

Мне было трудно стоять, ноги уже не держали меня. Уже вторые сутки с Оксаной квасили. Или не с Оксаной. Не раздеваясь, прошел в столовую сорвал зубами пробку с бутылки «Хабаровской» и отпил несколько глотков.

Вырубился видимо. Проснулся в неестественной позе лбом в столе. Ничего не помню.
На столе лежит бутылка «Хабаровской», разлитая. Немного есть. Выпил все. Переползая на диван, споткнулся о пакет. О, там еще одна бутылка, надо запомнить. Где деньги? Ага, кошелек на месте. Дверь закрыл? Сколько прошло времени? А с какого момента прошло этого «сколько времени»?

За окном сумерки. Утро или вечер?

Сейчас придут фиолетовые люди, а я не готов. И сил нет встать.

Вот, это случилось. Огромная тетка с лошадиными ляхами, жопой-аэродромом, животиком и увесистыми сиськами, вся фиолетовая, глаза мерцают желтыми огоньками.

- Алеша, что-то случилось? Ты чего, это я, Оксана! Я тебя так долго ждала, иди ко мне, мой мальчик.

Сука, притворяется бабой, голоском таким ангельским поет, заманивает, хочет убить.
Собираю последние силы

- Уйди тварь! Иди на хуй, Иди на хуй, - пытаюсь крикнуть громким убедительным голосом но получается блеяние немощного козла.

- Иди на хуй, иди на хуй, иди на хуй, - пытаюсь снова и снова, но грозно и убедительно не получается. В легких нет воздуха, голос не слушается. Хватаю со стола нож, - иди на хуууй!

…Опять поэты пришли. И музыканты еще. Говорят, ты чего? Да не, мне получше. Мне только пивка немного, тошнит сильно. Блядей привели, бесплатных, из фанаток.

Это наверно еще до Оксаны было. Это Марина была. Сиськи огромные.
Больше ничего не помню. Но сиськи – огромные. Огромные такие сиськи.

Сосала она хорошо. С заглотом. Мы сидели у камина, в гостиной, когда позвонили в дверь. Я открываю, так чтобы только половину меня высовывалось в проем двери, потому что снизу голый, а сверху – в одежде. В глазок смотреть не стал, какая разница?

А там Таня.
Та самая, птушница. Неумело накрашенная, в юбке, в сапожках. Вот именно так – не в тех потасканных джинсах и замызганной курточке, как я ее на точке взял, а в юбке и сапожках. Вся благоухает свежестью и цветочными духами, улыбается смущенно.

Я то думал почему-то, что это звонит соседка. Соседка у меня была, пожилая женщина, одинокая. Я ей помогал по мере сил – то у нее дверь переклинит от мороза, то ограбят ее, то замок сломается, то еще чего. А грабили ее из того дома где Николай жил, который умер от запоя, у которого сын воришка, а потом убийцей стал и его в колонию на 25 лет посадили.

Да, в Колином доме жена воришки наркоманский притон устроила. Опасным стал этот дом. Фиолетовых людей там кишмя. А про то, что они соседей грабят, это Мерседес мне сказал, он тогда еще живой был, это до Оксаны еще было, я же говорю. Мерседес про криминал в нашей слободке знал все.

Я соседке кинул ветку от своего телефона, чтобы ей не страшно жить было, и все время эта воздушка рвалась, и она приходила просить, чтобы я проверил, почему нет гудка. Вот и сейчас я подумал, что она пришла, и открыл не глядя.

А там Таня эта.
И я не знаю, как быть.
«Да, говорю, привет. Чего надо?»
«Я пришла»
Глаза большие серые.
«Я не могу сейчас… Это… У меня гости»
«Ну… ничего, я посижу где-нибудь»
«Я не могу, понимаешь? У меня серьезный разговор с одним… человеком»
«Я не буду мешать. Пусти? Я сильно замерзла»
«Я не могу»
«Я очень замерзла, пусти пожалуйста»

Да, мороз был сильный в этот день и ветер еще такой пронизывающий. И мелкий колючий снег. А она в юбке и сапожках. Наверно, чтобы на меня произвести впечатление. Чтобы я увидел, что она не прошманда какая-нибудь, и не на помойке себя нашла, а вполне приличная девочка может быть. И хочет изменить свою жизнь, и готова пойти со мной в кино и кушать мороженое и потом пойти в университет учиться… Как я все ей рассказал тогда.

У меня уже спина затекла, потому что я весь искривленный стоял, чтобы только по пояс высовываться, потому что снизу у меня были обнаженные мудя, я же говорю, что перед этим звонком по самые гланды Маринке вставлял. Маринка сидит у камина с сиськами и пытается высмотреть, с кем это я так долго разговариваю.

- Короче, ты заебала, - обрываю я романтический разговор с Таней и захлопываю у нее перед лицом дверь.

Подхожу к окну и смотрю сквозь жалюзи, как она еще некоторое время стоит в недоумении, потом разворачивается и бредет по сугробам в сторону Большой, где я ее нашел на точке.

..А поэты с музыкантами пришли уже не помню когда. Может быть даже еще раньше.
Я с ними попил пивка, они достали гитары и калабасы, губные гармошки и бубны, стали петь песни, читать стихи и вести богемный образ жизни.

И я подумал – сейчас. Это нужно делать сейчас. Потому что у меня сейчас будет обеспечено алиби. Потому что это все равно надо будет когда-то сделать. И чем дольше я с этим тяну, тем меньше надежды, что смогу, потому что силы мои тают с каждым днем.
Я перестаю быть человеком стремительно и безвозвратно.

Между делом я заскочил в котельную и отлил в пустой 1,5 литровый баллон из-под пива керосина. Незаметно для всех отнес его в прихожую. Потом еще посуетился, поучаствовал в хоровом пении, так, чтобы все запомнили, что я все время был здесь, и когда меня никто не мог видеть, быстро оделся и выскочил на улицу. Нужно успеть минут за пять.

Перебежал дорогу. В одном кармане у меня была бутылка с керосином, в другом – топор.
Забежал со двора к дому Николая, локтем выдавил стекло в окне большой комнаты, тихо залез внутрь на большой диван, стоявший, как я знал, под окном. Топор держу наготове, фиолетовые люди могут не спать. На полу шприцы и ампулы, стараюсь не наступать, чтобы не хрустеть. Вылил весь керосин на тахту и баллон положил сверху. Поджег. Когда огонь стал уверенным, стал вылезать обратно. Бросил последний взгляд на комнату, освещенную колеблющимся светом занимающегося огня.

Разгорающаяся тахта. Стенка – ее Николай купил с остатков денег после покупки дома. Уже нет ни хрусталя, ни ковров, ни телевизора «Рубин», ни пылесоса «Ракета» - все давно сломано или продано, пропито или пропущено по венам. На стене еще висит фото улыбающегося Николая с его последней женой в белой фате. Она тоже улыбается…

Пляшут огни. Оголтелые блики
Ярко-свирепы и жадно-безлики,
Делают знаки кому-то в трущобе
И задыхаются в собственной злобе.

Дьявольский пир. Суматошно движение,
Бешенство оргии, словно знамение,
Рыжие ведьмы, владычицы ада
Все обращают здесь в пропасть распада.

Страшным смятеньем охвачена местность,
Рушится все, все летит в неизвестность,
Стойки одни лишь столбы-обелиски,
Искры как звезды, и звезды как искры.

Люди спасаются. Мечутся, падают,
Тени фигур за прощение ратуют,
Не замечая того, как чудесна
В пламени яростном гибель как песня.

Рухнут надежды, мечты иллюзорные.
Полосы желтые, полосы черные.
Углями глаз смотрит тигр-убийца…
Прятаться поздно. Давай веселиться!

- Ой, смотрите, что там?
- Пожар!
- Пожар!
- Да? Пожар? Где? - я подошел к окну самый последний, прикрывая лицо руками, потому что мне было трудно сдержать улыбку. Разгорелось хорошо. Сгорела бутылка с отпечатками пальцев, расплавился снег с возможными следами, сейчас рванет газовый баллон… В голове крутилась песня Шнура из «Бумера»

Никого не жалко, никого
Ни тебя, ни меня, ни его

Но это не совсем правда была. Было немного жаль – Николая.
А точнее его фото, где он улыбался со своей женой…

Дыба умерла весной в возрасте около 15 лет. Не смогла родить.

Я ей колол клафоран от перитонита, делал соску с молоком и аспирином, кормил фаршем с серебряной ложечки, но она все равно умерла.

Я даже хотел ей сделать искусственное дыхание, но в последний момент остановился. Тонкие губы ее были еще розовые и влажные и как будто улыбались, но на глазах уже стала появляться пелена.

- Дыба, не умирай! Не умирай! Дыба! Живи! Живи-и-ии, - и рыдаю во все горло.

Вот что делает с человеком алкогольная энцефалопатия. Я плакал в голос и часа два как заведенный бил ее труп кулаком в грудь, чтобы запустить сердце. Тело ее колыхалось под ударами, еще теплое, но совершенно безвольное. Я не ветеринар, может, что и не так сделал.

Я подтащил Дыбу к колоде, к которой была привинчена наковальня, поставил зубило на железный ошейник и ударом камня разрубил его. Цепь упала, холодная и безжизненная, с волосками подшерстка, примерзшими к ней на кусочках каши.

Цепь не двигалась.

Это было так странно, она больше не зазвенит, весело скользя по тонкому тросу до невидимых ограничителей, не запутается в узлы, не будет греметь по крыльцу, встречая доброго хозяина, притащившего миску похлебки.

Цепь стала свободной.

На ней больше не трепыхалась жизнь. Вороватая, ебливая, сжигаемая страстями жизнь, насилующая эту геометрически правильную цепь выделывать головокружительные зигзаги, не билось горячее сердце, заставляющее подрагивать на морозе ее тяжелые звенья, никто не мечтал ее порвать или выдрать с корнем ее замки. Она потеряла свой смысл.

И Дыба лежала – мертвая и свободная. Отдельно от цепи, потерявшей смысл.

Похоронил Дыбу под кедрами, которые привез с заповедника «Большой Хехцир» в дальнем углу своего участка.

Потом я спиздил чугунную крышку от канализационного люка и приволок его на могилку. Не знаю зачем. Это было невероятно тяжело, я чуть не оторвал себе руки, у меня ломило спину, потому что крышку пришлось нести на пузе около километра. Я тащил его побелевшими пальцами и слезы, падавшие из моих глаз на его обжигающую холодом поверхность, мгновенно превращались в белые конфетти. Потом я приволок ей на могилку гипсового пионера из старого заброшенного парка. Ноги у него были отколоты посередине и, вместо колен, голени с бедрами соединяла толстая арматура. Тащил пол ночи, думал сдохну от напряжения, так было тяжело. Но наверно мне нужна была эта осязаемая физическая боль, чтобы заполнить разверзшуюся внутри меня пустоту.
Как последний ориентир.

Но все равно оставалось чувство, что я чего-то не доделал, не додал, что Дыба заслуживает гораздо больших почестей, длинных торжественных речей, молитвы, салюта… Притащил чудом завалившийся на кухне фейерверк и новогоднюю хлопушку. Фейерверк не сработал, хлопушка пукнула горстью конфетти, тут же унесенного ветром в сторону пустыря, на могильный бугорок выпала идиотская бумажная маска.

«Дыба, прости меня. Аминь»

Тонкие, острые нити изрезали тело,
Сумрак белесый окутал вершину надежд.
Долго я шел, и душа моя окаменела,
Плоть истязая, но не повреждая одежд.

Прелые листья, замшелые, чахлые ели
Мрачные кряжи, тянущие щупальца в грудь…
Бросил я камень, мешавший добраться до цели,
Закончить задуманный путь.

И, оглянувшись назад, увидел я вскоре,
Поднявшись до вершины голубого хребта,
Еле заметный камень в пыли у развилки дороги,
Без надписи и без креста.

Дальше я шел без ноши тяжелой,
Чувствуя странную легкость и пустоту,
Зная о том, что в новой жизни веселой
Тот камень я уже никогда не найду.

Неделю спустя, я шел по Карлухе уверенной походкой, правда слегка покачиваясь еще от слабости после голодной запойной зимы. Глаза немного слезились от солнечного света – ну вы знаете, когда идешь по Карлухе, яростное маньчжурское солнце всегда бьет в глаза.

Меня узнавали какие-то галантные молодые люди, небесной красоты девушки, они подходили, здоровались со мной, я охотно отвечал на их приветствия, не узнавая никого. Они что-то спрашивали и заливисто смеялись над моими ответами. Я ничего не понимал, глупо отшучивался и продолжал идти в направлении Амура.

Я понимал только, что наступила Весна, что я выжил и меня ждет Любовь.


Конец

Примечания.

Сделано на основе сыворотки личных воспоминаний в смеси с натуральными историями молочных братьев и живых йогуртовых бактерий.

Все голоса изменены, имена не настоящие, ни одна цепь при написании не пострадала.

Не рекомендуется к прочтению детям до 25 лет.

Comments

( 52 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
yoprst1000
Mar. 21st, 2012 03:29 am (UTC)
Сильно.
v_listratkin
Mar. 21st, 2012 03:55 am (UTC)
Отлично.
axmax
Mar. 21st, 2012 04:09 am (UTC)
Когда начал читать про крышку канализационного люка, как прорвало - смеялся истерически, не мог себя остановить. Хорошо что такая разрядка перед концом напряженной главы
du_bel
Mar. 21st, 2012 04:17 am (UTC)
смешное и грустное всегда рядом и невозможны друг без друга))
lada_glybina
Mar. 21st, 2012 04:33 am (UTC)
Отлично. И, к слову, спасибо за альманахи:) Читаем все! Кто читал, норовит сфотать тексты на телефон:) Какой тираж? Жаль, что Вл-ке не продаются. Думаю, имели бы успех.
du_bel
Mar. 21st, 2012 04:36 am (UTC)
Привет! Да я часто езжу, могу еще завезти, пока есть еще
как там у вас, распогодилось?
ogolovok
Mar. 21st, 2012 05:28 am (UTC)
Жизнь изнутри, даже собачья. Здорово!
tatarca
Mar. 21st, 2012 06:24 am (UTC)
Достоверно очень.
Жизнь, как она есть.
Своеобразные круги ада,
и у каждого они свои.
Кто прошел через них и не потерялся,
живет дальше.Другой жизнью.
krafchuk
Mar. 21st, 2012 07:09 am (UTC)
Грустно все, спасибо!
morgu
Mar. 21st, 2012 08:01 am (UTC)
Спасибо, приковало
hildegard_f
Mar. 21st, 2012 08:24 am (UTC)
Мощно. И страшно.
copypost
Mar. 21st, 2012 08:43 am (UTC)
Одно только жалко, что история закончилась.
ksunch
Mar. 21st, 2012 08:53 am (UTC)
спасибо. эмоционально. задевает. притягивает. интересно пишете.
sit_george
Mar. 21st, 2012 09:12 am (UTC)
Дыбу жалко. И Таню. Хотя б. бывших не бывает.
Отличный рассказ - прочитал на одном дыхании. Жаль, что закончился... :(((( Будет когда-нить что-то на страниц так ..цот?
du_bel
Mar. 21st, 2012 09:18 am (UTC)
а я к блудницам ровно отношусь
страниц на ..цот - это уже диагноз ))

(no subject) - sit_george - Mar. 21st, 2012 09:47 am (UTC) - Expand
(no subject) - (Anonymous) - Mar. 21st, 2012 09:27 pm (UTC) - Expand
(no subject) - siesta21 - Mar. 21st, 2012 09:28 pm (UTC) - Expand
chen_kim
Mar. 21st, 2012 09:15 am (UTC)
Ты, Леха, поэт.
Это безвопросов.
du_bel
Mar. 21st, 2012 09:27 am (UTC)
ты думаешь, это поэма? ))
(no subject) - chen_kim - Mar. 21st, 2012 12:15 pm (UTC) - Expand
mos_art
Mar. 21st, 2012 10:17 am (UTC)
то есть неправду говорят, что "кто с водкой дружен, тому хуй не нужен"
du_bel
Mar. 21st, 2012 10:23 am (UTC)
нужен большой беспрерывный стаж, что поломать эректильную функцию
а так водка наоборот потенцию усиливает
в отличие от пива
rocf_1
Mar. 21st, 2012 10:59 am (UTC)
Здорово! Зачиталась... Очень ёмко.
И да, детям до 25-ти не понять :))) Поколение уже не то...
du_bel
Mar. 21st, 2012 10:13 pm (UTC)
романтизму нету... я в былые времена четверть мог уговорить и ничего )))
(no subject) - rocf_1 - Mar. 22nd, 2012 05:18 pm (UTC) - Expand
(no subject) - du_bel - Mar. 22nd, 2012 09:54 pm (UTC) - Expand
(no subject) - rocf_1 - Mar. 23rd, 2012 09:08 am (UTC) - Expand
(no subject) - du_bel - Mar. 23rd, 2012 11:04 am (UTC) - Expand
(no subject) - rocf_1 - Mar. 23rd, 2012 11:09 am (UTC) - Expand
(no subject) - du_bel - Mar. 23rd, 2012 11:11 am (UTC) - Expand
(no subject) - rocf_1 - Mar. 23rd, 2012 11:24 am (UTC) - Expand
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 52 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner