du_bel (du_bel) wrote,
du_bel
du_bel

Доколе

Состоялся очередной сбор "ДоКоле"



Коля Никитин - хабаровский рок-музыкант (Оркестровая яма).

Проживал в избушке на курьих ножках на берегу Амура.

Избушка представляла из себя готовые декорации для увлекательного квеста с семью уровнями сложности "Найди Колю". Входом в избушку служил старый платяной шкаф, который он придвинул и прибил к наружному проему ввиду отсутствия двери. Таким образом прихожая состояла собственно из внутреннего пространства шкафа, обклеенного газетами хрущевско-брежневского периода, далее нужно было переступить высокий порожек в выдвижной ящик для носков и только после этого нога гостя ступала на покатый пол из тяжелых тесаных досок с зияющими щелями между ними и погрызанных крысами.

На стенах висели страницы из амбарных книг времен социалистического реализма вперемешку с плакатами звезд от Цоя до Хьюстон, испещренных загадочными письменами, на многочисленных полках из самого неожиданного материала стояли удивительные вещи: чугунная композиция "Крокодил Гена и Чебурашка" с пробитым на основании промышленным кузнечным молотом знаком качества, фигурка фарфоровой балерины лениградского имперского фарфорового завода, выструганный дедушкой Лениным из бревна шахматный конь, монеты несуществующих стран и т.д.

Летом Коля собирал на берегу реки камни, таскал их на спине на свой участочек и строил из них студию. Это было его мечтой - собственная звукозаписывающая студия. За восемь лет он успел возвести фундамент 6х6 м и даже частично первый этаж.

Собственно, студия уже функционировала - в самой большой комнате избушки 3х3 метра и высотой от 1.5 метров в северном углу до 2 м в южном, с обваливающейся стеной и напрочь забитыми железной решеткой из старой пружинной кровати окошечками, размером с экран телевизора "Рекорд-2".
В студию можно было попасть опять-таки только через систему телепортов, заходя в шкафы или за тяжелые зеркала в разных комнатушках наугад, ибо неизвестно было, куда телепортирует каждый из них.

Вся комната была опутана немыслимыми клубками проводов, заставлена компьютерами в разной степени сборки, звукозаписывающей аппаратурой, музыкальными инструментами. Провода местами были прибиты гвоздиками к обсыпающейся штукатурке, местами заботливо подвязаны на веревочки или приклеены к стене изолентой. При этом в студии всегда находилось какое-то количество человек разных полов на разных стадиях запоя, от только что прибывших до уже потерявших надежду найти выход.

К сожалению, у меня совсем нет фоток этого удивительного места - Колиной избушки-студии. Сохранилась только одна видео-запись, сделанная Максом Молотовым в 200? году, когда мы с ним попали на очередную пьянку. Коля на ней в кадр не попал - он во время съемки клипа показывал мне последовательность телепортирования для выхода на улицу поссать.



Запомнилась Колина акция - году эдак в 2000-2004. Он обнаружил где-то в районе Дальдизеля или Трехгорной - не суть важно - в придорожном кювете здоровенный поваленный бетонный серп-молот. И на весенний субботник собрал товарищей, они его очистили от поросли деревьев и бурьяна, отскоблили от грязи и мха, покрасили красной краской. Я по телеку сюжет видел и потом с ним об этом говорил.
Он не был коммунистом и вообще кем-либо из прочих либерастов. Просто, говорит, это история, это труд людей - такую здоровенную хуевину отлить из бетона, установить... Жалко, что пропадает.

Каждую зиму Коля собирал пластиковые бутылки из-под пива, в изобилии остававшиеся от бесконечных посиделок, которые устраивали в его избушке многочисленные друзья, связывал их по весне в большой плот, втаривался крупой, спичками, солью и куревом и отправлялся в тысячекилометровые сплавы по пойме Амазонки нижнему Амуру. Где-нибудь в районе Николаевска он бросал плот, садился на велосипед и по неведомым дорогам, пробитыми геологами и лесовозами, кишащими гнусом и лесными разбойниками, тиграми и медведями, за месяц-другой возвращался назад.

В 2008 все было также. Но в условленный момент, когда он должен был выйти на связь из какого-то населенного пункта типа Чегдомын, он на связь не вышел. И не вышел уже больше никогда.

Группа активистов сделала все возможное, чтобы отыскать его, но кроме велосипеда с покорно сидящей возле него Колиной собачкой на глухой таежной станции и обгоревших остатков одежды в разбойничьем костре - в совсем другом месте - ничего обнаружить не удалось. Опрос жителей ближайшего поселка (милиции там не было никогда) дал обрывочные и противоречивые сведения. Места здесь такие, что какие-нибудь беглые каторжники могут запросто убить, чтобы съесть или из-за теплого свитера.

Ждали Колю долго. Даже зимой еще ждали.

С тех пор в Хабаровске есть традиция - проводить фестиваль "До Коли" приуроченный к его дню рождения.

В этот раз встреча была организована в ресторане "Империя".

Наверно ресторан "Империя" достоин отдельного рассказа. По внутреннему убранству - это дикая смесь путинского ампира с фуюаньским барокко.
Коле понравилось бы.











Катя и Адольфыч



Терновой и Ко





Город Ха. Полмешка прошлогодней травы


Tags: плацкартный вагон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →