November 14th, 2011

Брутто

.





Утром подвысыпал снег. Он лежит, безмолвный, в долинах,
По свалкам, канавам, болотам, от Уссури до Десны
Снег этот – вода, испарившаяся где-то на Филиппинах
Она обездвижена и задержится здесь как минимум до весны

По Карла-Маркса идут итальяшки, ладошки засунув в карманы
Рафик в киоске своем разложил шаурму и самсу
В батареи подали тепло – на ТЭЦ подожгли платаны
Выросшие два миллиона лет назад в невероятно красивом лесу

В моей подворотне всю ночь дребезжала рама
Ветры таскали по кругу коробку из-под грейпфрутов –
Души китайцев, погибших при строительстве православного храма
На площади Славы. Брутто.
дюбель

Белая Раса

1.

Наш кортеж, состоящий из двух пестрых Влад-Ниссанов и специального идентификационного фургона Эльбан-ауто медленно продвигался по Якиманке в сторону Кремля в сплошном потоке черных машин. На капоте первого автомобиля, в котором кроме меня находился MA-0001, командир маньчжурской истребительной дивизии Дейчули, и МB-001, бригадир удегейских лесных пращников Прокопенко, трепетал белый флажок Расы.

Было раннее декабрьское утро, пахло сыростью, шаурмой и канализацией, по воздуху летали тонкие ажурные хлопья сажи, они прилипали к флажку, отчего он уже совсем скоро стал похож на фазанье перо. Несмотря на то, что нам выделили пятимигалочную полосу, двигались мы – как я уже сказал – достаточно медленно. Я с любопытством смотрел по сторонам, разглядывая допотопные Бентли, Майбахи, Мерседесы, Брабусы, Порше Кайены… Впрочем, я не сильно разбираюсь в старых авто, это не моя страсть. Некоторые водители нам приветственно сигналили, в основном с одно и двухмигалочных полос. С четырех и пяти мигалочных – наоборот смотрели с презрением, как на говно.
Collapse )