du_bel (du_bel) wrote,
du_bel
du_bel

Categories:

Тёмные силы

Темные силы

***
Это уже какой-то другой заезд был.

Король Жора был из наших, южан, здоровый бык, с густым басом, балагур и затейник. Выбран был бескровно, самым что ни на есть демократическим путём - по умолчанию большинства.



Но махачей в условиях несменяемости власти было не меньше, а может даже и больше. Как же можно без махачей в пионерлагере? Просто они были без этой нагнетающей драматургии с борьбой за трон - весело и непринуждённо, с шутками и прибаутками разбивали мы в ту смену друг другу ёбачи.

Оторвались мы тогда по оранжевым технологиям по полной, хотя в то время ещё не знали конечно, что это так называется. Взахлёб. Вбросишь какую-нибудь гнилую идею в мозги целевой соцгруппы как горсть дрожжей в сортир и наблюдаешь. Говно в головах сначала так пенится, пенится... Потом чуть-чуть в нужном направлении камушек и - пуффф! И только стой себе в сторонке, смотри бои гладиаторов в цирке.

И на себе испытал этот ужас быть влекомым неведомой и могучей силой толпы. Тем паче, если ты ее лидер. Что человек - общественное животное, проще говоря стадное - я тогда это всей шкурой прочувствовал. Для него нет большего ужаса в жизни, чем отбиться от стада. Метнулось ли оно от случайной молнии в сторону обрыва или щелчками кнутов загоняется на бойню.

С тех пор я стал убежденным нонконформистом , живу по принципу «больше трёх не собираться» и шарахаюсь от любой общественной активности сознательных граждан как черт от ладана. Ибо стадо. Некоторые пациенты рассказывают об «особом душевном подъеме и невероятном чувстве единения», которые они совершенно бескорыстно испытывают, участвуя во флешмобах, выходя на площади или референдумы. Но я то знаю, что это такое. От чистого идеала до погрома - как два пальца обоссать.

Карла vs Колобока кто-то мог представить в начале смены? Тщедушный, почти карлик, Карла, 15 кг живого веса! Против добряка Колобка, который в столовую боком в дверь проходил, а выйти вообще не мог без посторонней помощи. И оба с роду не дрались.

Наш проект. Мы прям себя Соросами какими-то чувствовали.

Например, Колобок хранил в чемодане нехилый такой запас сгущенки на случай ядерной войны. Карла тоже любил сгущенку, но у него не было родитетелей, воспитывала бабушка, и сгущенку ему в таких количествах на родительские дни не привозили. Колобок иногда от души угощал друга, но все равно Карл всегда смотрел на извлекаемые из запасов банки глазами, полными благоговения и белой зависти.

Один искуситель садится на уши карлику, и начинает систематически втирать ему, мол Толстый жаловался, что ты его объедаешь, жертва аборта (да, да, так и сказал) и вроде как он недосчитался пары банок и подозревает, что спиздил ты.

Другой чешет на ухо Колобку, мол, Карлик про тебя нехорошие вещи всем говорит, сука, мол, куркуль, рожа как жопа (да, да, так и сказал) делится не хочет, мол, и кстати, видели его в лесу, в одного банку сгущенки захомячил. Ты запасы свои пересчитай, не у тебя ли спиздил?

Параллельно формируются фангруппы, топящих за каждую из сторон - эти уже закулисы не знают, на чистом энтузиазме топят за справедливость

Потом, допустим, плановая уборка в отряде. Случайно одна банка из-под кровати Колобка закатывается под матрас Карле. И это случайно обнаруживается при множестве свидетелей...

И вот они смотрят уже друг на друга волками. Колизею нужны гладиаторы. Не дать им разговаривать. Каждому - инструктора, задача - убедить в единственном выходе - драка до кровавых соплей и торжества справедливости. И второе - каждый должен поверить, что он может победить.

-Колобок, не ссы. Смотри, твоё преимущество - вес. Удар у тебя должен быть сильный. Меня слушай! Я в боксе год! Не суетись, в стойку... так... ну ладно... сойдёт. Не дёргайся, да не надо подпрыгивать! Просто стой и жди момента, ты его ушатаешь одним ударом. Он будет пытаться тебя измотать, прыгать вокруг как блоха

-Карлуша, спокуха. Да, он тяжеловес. Эта сука рассчитывает тебя завалить одним ударом. Прыгай вокруг него как блоха, не дай ему этой возможности. Измотай его, он сдохнет. Меня слушай! Я в боксе год уже! А потом вот так, смотри, джах! джах! По глазам бей, у тебя кулачок маленький, как раз в глазницу зайдёт..

Вот такие мрази.

....В какой-то из дней бывший в прошлой смене королём Шаман, проходя мимо стоявшего без присмотра УАЗика электриков, вытянул из него неосмотрительно оставленную на переднем сиденье бутылку водки. И вечером выжрал ее в одного. А потом заблевал нам всю палату. Воспиталка такая ещё приходит, ой-ой, бедный мальчик наверно простыл, или отравился, надо срочно врача! Потом принюхалась и у неё шары чуть из орбит не повыскакивали. Он? Пьяный? Тринадцать лет?! Он пьёт? Что пил? Водку?!! Сколько? Бутылку?!!!!!

Вообще, воспиталка эта наша была такая интеллигентная благовоспитанная женщина, приехала недавно на Сахалин откуда-то из какого-то Святотроицка в центральной России и первый раз попала в пионерлагерь. С тихим ужасом смотрела она на нас.
-Это просто... у меня нет слов... не дети... это звереныши какие-то... - причитала она,- курят, матерятся как сапожники, пьют!...а этот... Шериф... просто исчадие ада!

Это последнее она сказала, случайно услышав мой разговор с Базой. База на организованном выходе всем отрядом на речку поведал мне, как в Корсакове на танцах познакомился с девочкой и потом «сосался» с ней в кустах...

Врал, конечно. Чтобы База - и сосался? Да он на танцах на пионерском расстоянии танцует. Но, тем не менее, он как бы утер мне нос своим рассказом. Я то ещё не целовался ни с кем даже.

И тогда я решил утереть нос ему и спрашиваю: ну, и что потом? Выебал?
Он стушевался: не, не успел.
А я такой: ну ты и лох. Я бы выебал.

Вот конец этого разговора воспиталка и услышала... А ещё его услышали идущие сзади пацаны и впереди идущие девочки. И одна, жгучая брюнетка с ресницами-махаонами и глазами-озёрами полными дикого счастья, в которую я был на тот момент по уши влюблён, повернулась такая и посмотрела на меня с нескрываемым восхищением, граничащим с ужасом.

Так вот, про Шамана. После того как все со всеми переебошились, настала скука смертная. А тут такой повод - человек нажрался, ни с кем не поделился, да ещё заблевал все.

Сонный час, Жора слово держит. Говорит, Шамана надо примерно наказать! Я его бить не буду, не царское это дело, это должен сделать народ. И непременно все. Но поскольку у Шамана есть друзья-приятели, мы устроим ему темную, чтобы он не видел, кто его бъет.

Шаман лежит, слушает, синие-зелёный, глаза заплывшие, ещё не отошёл от водки.

Жора подходит, накидывает одеяло на него и понеслась. Били долго, некоторые, особо одаренные, по несколько заходов делали. Я пару раз с ноги в район жопы пнул, так чтобы Жора видел - он следил, чтобы все приложились. За блевотину на своём чемодане.

Все, гонг, команда разойтись. Шаман скидывает одеяло. Смотрит злобно вокруг, пытаясь по лицам определить, кто бил.

-Что-то я не вижу раскаяния в глазах. И крови нет, - резюмирует Жора и накидывает по второму разу.

Ещё минут десять месили. Два-три человека даже залезли на спинку кровати и прыгали на грудь, живот, голову.

-Все! Все, пацаны! Я все понял! Простите!

Шухер! Заглянула воспиталка.
-Мальчики, что за шум?
-Да мы тут... читаем вслух...
-Евгения Онегина!
-Потише пожалуйста. Кто-то, может, спать хочет.
-Хорошо, Марьванна
-Как там Алёша? - это она о Шамане справляется.
-Отдыхает, Марьванна. Мы его укрыли...
Ушла...

Народу понравилось.
-Надо ещё кому-нибудь темную сделать!

Не, ну а че? Юридический прецедент создан, механизм репрессий налажен, не простаивать же ему теперь? Заряжай следующего!

-А кому будем делать?
-Ну... кому... кому... самому слабому!
-А кто у нас самый слабый?
Из угла голос задрота Пискли:
-Это не я!
-А кто тогда?
-Эээ... карлик! Он с Колобком махался и проиграл.
Карла:
-А чего это я? Ты то не махался с Колобком?
Жора:
-Махач! Пискля vs Карлик! До слез! Проигравшему - темную!

Йохо, веселуха на весь оставшийся сонный час!
Поставили напротив друг друга. Ну? Чего ждём? Ударь его по морде, Карл! Врежь ему, Пискля!

-Если драки не будет - тёмную обоим!

С этими словами Жоры Пискля размахнулся и влепил Карлуше девчачью пощёчину.
-Пискля! Ты герой! Я ставлю на тебя три сигареты! Давай еще!
-Карла! Я за тебя! Убей его, он тебе дал пощёчину!
Они сцепились. Под одобрительное улюлюкание своры малолеток, они царапались, грызли друг другу уши, рвали жменью носы, душили за кадыки... в конце концов их растащили и авторитетное жюри вынесло вердикт - тёмную Карлу

-Ну чё, темную Карлу на завтра?
Собственно не очень то и хотелось делать ему темную. Тщедушный он, жалкий, никакого удовольствия. Хоть и говнистый.
Но Карл встаёт на койку как на трибуну.
-Нет, сейчас! Я не хочу ждать. Скоты!
-Хуясебе заява! Ну, тогда поехали.

Он ложится на свою кровать как в гроб, лицом вверх. Складывает руки на груди.
Двое с двух сторон аккуратно и торжественно накрывают его одеялом...

На отдельно стоящей кровати топорщится безликий комочек плоти карлика. Его надо бить. Такие правила.

«Блядь, бить карлика в темную? Кулаками, ногами? За то, что он самый слабый? Мы ёбу дались, пацаны! Зашквар же полный!» - стучит в голову, но озверевшие патриции жаждут крови и совесть как щепка тонет в ликующем рёве.

В тишине сонного часа гулкие удары стучат как Тамтам. Кровать натужно скрипит. Глухие стоны под одеялом отзываются варганом.

Гонг! Все разбегаются по своим местам. Под одеялом тишина. Кто-то тянет конец одеяла, открывается лицо карлика. Красное, измятое, он шмыгает повреждённым носом, но крови нет. Взглядом прожигает всех, до печёнок. Хочется снова накинуть на него одеяло, лишь бы не смотреть в эти глаза.

-Ты должен был заплакать!
-Идите на хуй, ублюдки!
-Ах, так! Второй раунд! Он должен заплакать и покаяться!..

Ещё один танец с бубнами. Молча. Все чувствуют - что-то давно пошло не так. Почему то не весело. Гадко. Но изменить ничего уже нельзя. Внутри тупое остервенение против бросившего вызов толпе.

Карла держался семь раундов. Потом... даже не заплакал - взревел как смертельно раненый медведь, вскочил, стал собирать чемодан.

-Пидарасы! Я пойду домой! Пешком! Я не хочу с вами, ублюдками... вы... Уроды, блядь! Вы думаете, это я урод? Это вы, сука уроды! Кто ещё хочет? Иди, сюда! Бей! Гандоны!

-Перебор, пацаны... , - Жора подошёл к Карле, - братан, ладно, извини, если что не так...
Кто-то заржал
-Тихо, блядь! Я серьезно сейчас! Пацана гуртом отпиздили ни за что, ещё ржут. Кто ржал? Щас так уебу, зубы не соберёшь. Карла... ну подожди... прости... а хочешь... хочешь... Хочешь меня отпиздить? Пацаны, короче, ещё одна тёмная!
-Кому?
-Мне!

Уже сончас давно закончился, Жору месили до полдника, пока ножки у кровати не отломались. Карла залезал на тумбочку, поставленную ещё на одну тумбочку и прыгал с высоты полутора метров с торжествующим гиканьем.

Жора глухо ржал под десятком матрасов, которыми его заблаговременно обложили.
Tags: Тойохара
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments