?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пролог Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7 Часть 8 Часть 9 Часть 10 Часть 11 Часть 12 Часть 13 Часть 14 Часть 15 Часть 16 Часть 17

Небо

Выясняется, что я отдал каменщикам все деньги и теперь их нет не то, чтобы продолжать строительство, но и элементарно на жратву. И дома как назло только рожки остались. Да еще у дочери ботинки порвались, надо на барахолку к вьетнамцам идти. А каменщики небось думают, что мы тут с золотых унитазов кушаем. Вся жизнь – сплошной блеф.

Еду в галерею к Татарину, он теперь там главный.
Татарин как всегда радостный, сам цветет и пахнет, меня встречает приветливо.
- Что-то продалось?
- Лех, сегодня нет. Но ты вези еще картинок, на днях японцы будут.
- Займи денег?
- Сколько? – несмотря на все свое нуворишское жлобство, Татарин щедрый и безотказный друг. Достает лопатник и отстегивает сколько попросишь, хоть бы и все его содержимое, даже не спрашивая о причинах и целях займа, не унижает расспросами.
- На неделю, максимум, - говорю я, перекладывая пару сотен баксов в свой лопатник из его.
Татарин только рукой машет, да хоть навсегда.
- Как сам?
- У меня к тебе дело, - он ведет меня в свой закуток, достает кипу бумаг, - вот посмотри! Это тебе не ваши с Гансом сараи!
Он разворачивает передо мной проект своего дома. На прошлой неделе выспрашивал все о строительстве, я дал ему наводку на проектировщиков.

Мать честная! Что же я вижу? Высокий терем. Резные башенки с четырех сторон, золоченый купол навроде мечети, пряник печатный барельефа огрузил архитравы, колонны ионические венчаются витыми капителями, атланты мраморные в альковах наружных сверкают мудями белоснежными, въезд в просторную конюшню окаймлен пилястрами…

Я долго не мог понять, что это такое он мне показывает.
А строить где будешь, землю взял? А что, надо землю брать? Ну, как бы да.

- Лех, а у тебя там есть еще участок? Мне нравится твое место, почти центр города. Давай сгоняем сейчас, посмотрим?
- Есть пустырь, ближе к шоссе, но там овраг
- Да похую! А что возле дороги – даже хорошо. У меня же галерея изобразительных искусств будет, ты на чертеже видел? Я стану хабаровским Третьяковым! Ну чо, поехали?
- Я только на переговорный пункт зайду. Мне надо…

- Але? – сквозь потрескивания и шум в трубке раздался далекий, но такой милый голос
- Привет!
- О! Привет! Я… сегодня целый день сижу дома… Одна. Я ждала твоего звонка.
Монеты уходят с бешеной скоростью, я не успеваю заряжать их в аппарат. Заглатывая очередные пятнадцать копеек, аппарат прерывает контакт на секунду, потом выдает следующую короткую дозу связи.
- Але!
-Але! Слышишь меня?
- Да! Как дела?
- Але!
- Как дела, говорю…
Монеты кончились. Ебашу кулаком ненасытную машину в диск циферблата, напоминающего пятак хряка, и иду заказывать разговор через оператора. «Ожидайте. Ваш заказ будет выполнен в течении часа»… В зале по лавкам сидит еще человек пять нетерпящих воспользоваться этим чудом техники конца двадцатого века – междугородной телефонной связью. Минут через двадцать женский голос по громкоговорителю объявляет:
- Такой-то такой-то, заказ номер такой-то, Южно-Сахалинск, пройдите в кабинку 8.
Забежал в кабинку, схватил трубку
- Але! Лена! Лена!
- Ваш заказ Южно-Сахалинск, номер такой-то по вызову такого-то, время разговора десять минут. Говорите, - отзывается чужой голос
- Пидарасы, - выругиваюсь я в сторону.
- Але? – наконец услышал желанный голос
- Лена, это ты? Наконец то. Как дела?
- Нормально. Я хотела, чтобы ты позвонил, и ты позвонил.
В голову ударила мощная струя эндорфинов – просто от того, что я слышу ее голос, что она вот так сказала, что скучает. У меня все поплыло перед глазами
- Чем занимаешься? Спросила она.
- Да все тем же – картинками и кирпичами
- У меня новость… Отца переводят в Москву. У них в Газпроме какие-то перестановки, реструктуризация какая-то. Его берут… в совет директоров что ли… Я тоже уеду – сахалинскую квартиру придется сдать, да и что мне здесь делать? Я же модельер.
- Когда?
- Наверно еще месяц будем здесь точно… Алеша, я заходила в салон живописи, твоих работ не видела. Похоже, их все продали… Приезжай?

Вышел как пьяный, бухнулся в тачку. Улыбаюсь лоботомированно.
Татарин сигналит – погнали!
Погнали!
Педаль в пол. Шесть тысяч оборотов. Трогаю со второй, резина дымит, прохожие разбегаются. Татарин равняется, лыбится мне через стекло, подзадоривает.
Гонки по Карлухе. Подрезаем друг друга, обгоняем по очереди, двигателями рычим, толкаем бамперами под зад, у меня орет Дайре Стрейтс, у Татарина вообще четыре колонки. Серые лица за грязными стеклами автобусов и троллейбусов смотрят на нас, нас это заводит еще больше. Нападаем на троллейбусника, прижимаем его к обочине.
- Ты че, сука, не видишь, что я еду? Ты че, падла, трогаешься так борзо?
Пассажиры троллейбуса возмущаются. Почему остановились?
Ладно, живите, погнали дальше.
На проспекте 60 лет октября разгоняемся под сто двадцать, выезжаем на встречку, на лужах не притормаживаем, обдавая встречные авто и людей на автобусных остановках фонтанами грязной воды. Равняемся, перекрикиваемся через открытые окна. Грузовичек ЗИЛ, груженый углем, посигналил нам, чтобы не безобразничали. Догоняем, берем в коробочку, притираем к обочине, Татарин достает свой наган, шмалает в воздух. Водила обсирается, заваливает в кювет, рассыпает уголь. Мы ржем, летим дальше. Я кричу, надо купить сигарет. Вылетаем на тротуар, я подруливаю к ряду бабок, торгующих всякой херней возле магазина, бортуя других покупателей, раздвигая носом скайлайна очереди и не выходя из машины протягиваю бабусе купюру:
- Мальборо!
Бабуся сморщенными трясущимися ручками просовывает в окно пачку, начинает слюнявить сдачу
- Сдачи не надо!
В толпе ропот
- Совсем охамели, рекетиры чертовы!
- Понабрали иномарок и ездят!
- Дали бы мне автомат, я бы их всех!
- И не жалко!

Расступись, чернь, я болен. Я смертельно болен любовью! Я теперь каждый день живу как последний…

Уже несколько дней я в Тойохаре. Все время идет бессмысленный, почти невидимый дождь, какой бывает в местах, близких к морю. Мы бродим под зонтом как умалишенные по пустынным паркам, разбитым улицам без освещения, изредка заходя в корейские кафешки в темных проулках погреться и перекусить. В газетах и по ящику пиздят о многократно возросшей уличной преступности, Южно-Сахалинск занимает самые верхние строчки рейтинга, возле кафешек толкутся шайки рекетиров, в квартирах заживо сжигают капитанов краболовов, многочисленные кланы борются за рынки сбыта японских автомобилей, леса вдоль рек кишат охотниками за красной икрой, но нам нет до всего этого никакого дела, разве что на всякий случай я таскаю с собой в рукаве стальную полуось от старенького ЗАЗ-965А, подобранную где-то возле гаражей. У нее подходящая длина, зубчатое навершие и удобно ложащая в ладонь рукоять с насечками, наподобие палицы.

Мы не можем отклеится друг от друга, она провожает меня, я провожаю ее по нескольку раз, уже сильно за полночь, и мы еще стоим у подъезда ее дома, потом я все-таки ухожу, а придя домой, тут же звоню ей пожелать спокойной ночи и мы еще говорим, говорим… и засыпаем с трубкой в руках. У меня на Сахалине родители, я ночую у них, они переживают за мои поздние прогулки. Уже давно сданы новые работы в салон, получены деньги за проданные, а я все тяну с возвращением в Хабаровск, меняю авиабилет на завтра, еще через два дня, еще через три…
Ее родители уже начинают задавать вопросы, что случилось, зачем, например, она ездила в Аниву и привезла оттуда алюминиевую кастрюлю и килограмм соли, почему ее туфли в фиолетовой глине синегорья, а в волосах шишки и хвоя, почему ее взгляд горит, как если бы она заболела болотной лихорадкой нижнего Нила? Что случилось, доченька? С кем ты проводишь время? Мама, я встречаюсь с одним молодым человеком, но он женат и у него двое детей, поэтому между нами ничего нет, мы просто общаемся.

Радость общения как глоток счастья. И отчаяние. Каждый день как последний.

Наконец тучи рассеиваются, оглушительно чистое небо отражается в ее глазах ранним августовским утром.
- Что мы сегодня будем делать? – спрашивает она, улыбаясь и расплескивая улыбкой синеву глаз на окружающие предметы
- Мы сегодня совершим восхождение на величайшую вершину мира.
Машу рукой не глядя. Из второго ряда с лязгом и визгом, гремя как ведро с гвоздями на ухабах, подлетает москвич-412. Скорость большая, он успевает укатиться далеко вперед, сразу торопливо и с треском врубает заднюю и, пока пассажиров не перехватили другие бомбилы, подкатывает к нам. Садимся.
- Поедем покорять величайшую вершину мира, - говорю я ему, с заднего сиденья, глядя на нее
- ??? - безучастно отзывается он
- На «Горный Воздух».
- Ну… это будет стоить денег... Есть ли там еще дорога…
- Двести.
- Поехали.

Через час он подвозит нас к шлагбауму турбазы "Горный Воздух", к полудню мы поднимаемся на самую высокую точку Лысой горы, возвышающейся над Тойохару. Альпийский луг, покрытый сплошь огоньками и желтыми горными лилиями. Огоньки – эндемик Южного Сахалина, ярко-алые цветки образуют сплошной ковер, стебли у него с черными волосками, бархатные, мы падаем в этот ковер, вдыхая горько-пряный запах потревоженных трав, рядом с небольшим блоком с иероглифами – здесь когда-то стоял японский храм бога горы. Под нами раскинулся город. Хрущевки не больше спичечной головки, нитки проспектов, иголка телебашни. С другой стороны – долина Лиса, чуть ниже нас маленькое облачко, запутавшееся в лапах елей. На восток – сплошные хребты до самого залива Терпения. Мы на самой высокой точке в обозримом пространстве.

Больше нет смысла бороться с этой стихией. Мы срываем с себя одежду и начинаем ебаться. Да, да, дорогой читаетель, никаких раскрывшихся бутонов страсти, нефритовых стержней и соков желания – я бы оскорбил богов такими эпитетами, годящимися разве что для описания мелких никчемных страстишек червей, копошащихся в навозе мегаполисов.

Мы просто ебались. Богам можно всё.

А потом мы разглядывали город. По проспекту Победы ползла букашечка автобуса. Наверно по тротуарам шли люди… Лысая гора просматривается со всех концов города, теоретически мы были в поле зрения многих десятков тысяч людей.
- Они видят нас? – спросила Лена, показывая в сторону сусунайской долины, где раскинулся город.
- А мы видим их?
- Мы не видим их, потому что они маленькие. Как микробы на ладони.
- И они нас не видят.
- Потому что мы для них маленькие?
- Потому что они маленькие. Они не видят нас так же, как не видят богов, глядя на облака.

Лена подняла руку вверх, в бездонную синеву небесного купола, рассыпав лен волос по красно-черному ковру огоньков.
- А я держу небо!
Я засмеялся и рядом с ее рукой протянул свою.
- Я тоже держу небо!
Мы соединили ладони
- Мы держим небо!
- Если мы уйдем, оно упадет! Нам нельзя уходить!

продолжение часть 8









Comments

( 29 comments — Leave a comment )
sibir79
Nov. 2nd, 2012 03:58 am (UTC)
сильно написано...в бумаге и перелете будет?
яб приобрел, как образец лучшей современной прозы
du_bel
Nov. 2nd, 2012 04:38 am (UTC)
пока предложений нет
да и зачем лес губить?))
sibir79
Nov. 2nd, 2012 04:44 am (UTC)
эх...значит продолжаем принимать строго дозировано)))
du_bel
Nov. 2nd, 2012 08:28 am (UTC)
в любом случае дозированно, я еще не совсем определился, что с героями делать - всех убить или одного оставить на приплод
chaivo
Nov. 2nd, 2012 05:56 am (UTC)
держится пока вроде )

вот что это за цветочки, оказывается...
du_bel
Nov. 2nd, 2012 06:21 am (UTC)
я не знаю как они называются, мы их называли огоньки
если сорвать у них сок как у одуванчиков - белое молочко, и когда отцветают - парашутики, тоже как у одуванчиков, но не такие пышные
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 06:31 am (UTC)
Я знаю "Горный воздух" и гору эту. И вид с нее.
Вот!

Еще я жил в гостинице "Санта". Там было прекрасно... Осенью. После бани мы выходили на террассу сидели там в мягких халатах на осеннем холоде и пили водку. Смотрели на горы. И нам казалось что это мы разбили милитаристскую Японию и теперь заслуженно отдыхаем, после разграбления японского города.
du_bel
Nov. 2nd, 2012 07:24 am (UTC)
тогда саната наверно только строилась. А на ее месте был прекрасный лес ))
Гостиница крутая, да. Место очень хорошее. При японцах там тоже был храм синтоистский, а ниже - поле для гольфа
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 07:33 am (UTC)
Там видимо как-то щадяще рубили деревья. Лес вплотную примыкал к гостинице.
Еще там я помню была узкоколейная железная дорога. Я думал это детская ж/д как в Жуковском под Москвой. А вроде оказалось что это еще японская колея.
Небось снаряды подвозили чтобы оборняться.
du_bel
Nov. 2nd, 2012 07:57 am (UTC)
вокруг озера - детская дорога, она кольцевая. Только по кругу если снаряды возить. Мы на нее гвозди клали и они расплющивались, потом ножички делали. Это в детстве
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 08:07 am (UTC)
Уфф... Значит все-таки детская! Ура!
А то прям было нам немного стыдно, что мы типа на местах геройских сражений с самураями - сидим себе и прожигаем жизнь.
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 08:08 am (UTC)
Первая фотка с горы - это там сейчас наверное горнолыжный спуск?
du_bel
Nov. 2nd, 2012 08:29 am (UTC)
ага, трасса слаломная. И турбаза "Горный Воздух"
fareastener
Nov. 2nd, 2012 08:53 am (UTC)
была крутая, да.
Счас - унылое говно.
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 09:08 am (UTC)
Все меняется, да...
Я очень давно там был.
du_bel
Nov. 2nd, 2012 09:49 am (UTC)
а я так вобще ни разу не был. Но если бы в южном надо было вибирать гостиницу, я бы выбрал санту - просто из-за расположения. потомучто мне похуй на звезды, были бы душ и постель.
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 09:51 am (UTC)
Да. Вокруг там красота просто невъебенная...
satnata
Nov. 2nd, 2012 07:10 am (UTC)
Да...
shr1ke
Nov. 2nd, 2012 07:47 am (UTC)
Если это рассказ из жизни, пшел нах из ленты, быдлятина
du_bel
Nov. 2nd, 2012 08:26 am (UTC)
это рассказ из жизни, ага. Из твоей - вишь как тебя передернуло. Так что нахуй идешь ты, олигофрен
chen_kim
Nov. 2nd, 2012 08:28 am (UTC)
Видал Леха какие у тебя есть читатели.
С активной позицией.
Туловища.
du_bel
Nov. 2nd, 2012 08:31 am (UTC)
он наверно и набокова за лолиту нахуй посылал, когда в пту учился, и тургенева за асю
satnata
Nov. 3rd, 2012 04:34 pm (UTC)
Завидует видно.
Иначе не понятно, зачем писал, зачем обзывался?
ggoriy
Nov. 2nd, 2012 10:51 am (UTC)
А фотка Сахалинского краеведческого музея еще старая. счас пейзаж вокруг него выглядит совершенно по другому: http://photos.sakhalin.name/?album=68250&b_id=&div=cat&cat=3
du_bel
Nov. 2nd, 2012 11:04 am (UTC)
конечно старая, 92 год
du_bel
Nov. 2nd, 2012 11:05 am (UTC)
молодцы, кстати, хорошо сделали
oriensextremus
Nov. 2nd, 2012 02:02 pm (UTC)
ну слава богу!

эскалация удалась, да.
livejournal
Nov. 5th, 2012 12:19 pm (UTC)
Синий пост. Интересности Хабаровска 29 октября - 5 ноябр
Пользователь pa_drugomu сослался на вашу запись в записи «Синий пост. Интересности Хабаровска 29 октября - 5 ноября» в контексте: [...] пно разбогатевшие жлобы [...]
livejournal
Dec. 25th, 2012 07:57 am (UTC)
Внезапно разбогатевшие жлобы
Пользователь copypost сослался на вашу запись в записи «Внезапно разбогатевшие жлобы» в контексте: [...] Часть 7 [...]
( 29 comments — Leave a comment )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner